mogno vse

Увертюра смерти

uvertura smerti

 
После саммита G-7 стало понятно: с Путиным больше разговаривать не станут. Козырный «спец-король» превратился в «шестерку на погончики» заигравшегося шулера. Когда во власти нет ротации, кремлевские башни срывает по всему периметру. Лубянские спецоперации по узурпации власти могли сработать только внутри самой России, но никак не на мировой арене. Сыграв в «Крымнаш» и «Донбасс», гэбуха переиграла саму себя, забыв учесть реакцию цивилизованной общественности. И эта реакция, хоть и заставила себя ждать, но в итоге предъявила Кремлю убедительный вызов: либо вы меняете власть в России, либо дальнейшая консервация режима приведет к самопожиранию империи изнутри. Третьего не дано.


Лубянское пацанье прекрасно понимает: в выражении «уйти нельзя остаться» запятая может стоять только перед словом «остаться». И нигде больше. Ибо в противном случае эффект домино неизбежен. Даже меняя «портреты» - одного «папу» на другого, третьего, пятого, десятого – власть они не удержат. Вертикаль будет сыпаться столь стремительно, что уже через год экономическая турбулентность превратится в политическую, а там и до революции – рукой подать. И никакие репрессивные меры не смогут обуздать стихию русского бунта.

Поэтому можно без сомнения констатировать, что Кремль и Лубянка возьмут курс на жесткую консервацию режима и изоляцию страны по принципу «сколько выдержим – столько и проживем». В переводе на бытовой язык это называется «умирать – так с музыкой».

Звуки санкционных литавр уже звучат, и с каждым тактом – все громче. После июньского саммита мы услышим условные «трубы». Эти «духовые» взрежут слух обывателя громким схлопыванием банковских активов, падением рубля и накатом безработицы. Вслед за этим даже галерка ощутит дефицит продуктов в «буфете». Впрочем, антракта не будет: зрительный зал законопатят изнутри, опустив «железный занавес»: консервация – так по полной программе. Почему «деревянным солдатам Урфина Джюса» выходить на воздух нельзя, а лопоухому зрителю – можно? Вопиющая несправедливость будет устранена. В связи с этим партер охватит паника. Из зала ломанутся все, кто еще способен вырваться. Под грохот опрокидываемых стульев оркестр зазвучит громче. Но эта музыка не может длиться вечно, ибо в процессе исполнения «Лубянской увертюры» поредеет даже спец-оркестр. И под финальный звон тарелок дирижера проткнут его же палочкой. Кто именно? Да кто угодно, ибо – тема слишком груба, да и надоел уже своими конвульсивными взмахами.

И, забрызгав спец-смокинг самой настоящей кровью, беднягу там же и похоронят. Прямо в оркестровой яме. После чего с облегчением выдохнут и грянут радостный туш. С первого такта.

9 июня 2015 г.

Саша Сотник, facebook.com



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Минулої доби активність російських окупантів відзначалася на Донецькому напрямку. Внаслідок бойових дій на лінії зіткнення жоден український військовий не постраждав

подробнее

Опрос

Поддерживаете ли Вы введение военного положения в Украине?

pp
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.