mogno vse

Украина: патология власти

sten expire

 
Мудрость, утверждающая, что власть портит человека, еще раз подтвердилась на территории Украины. В Украине – стране господствующего чиновничества и олигархии – патология власти существовала все последние двадцать лет (уходя корнями в СССР, приспосабливаясь и видоизменяясь), но только в последние три года проявила себя в том страшном виде, когда личность, наделенная властью, начинает мнить себя сверхчеловеком.


Индивид из СССР не имел свободы выбора. Его учили, что о его жизни и пенсии побеспокоиться государство. Его же задача – работать на благо страны. Идеология, навязанная коммунистами, проповедующими равенство, но на практике лишившими граждан большинства прав и средств к достойному существованию («наши люди в булочную на такси – не ездят») не мешала коммунистической верхушке жить лучше народа. Но власть была подконтрольна. На этом промежутке истории лишение партийного билета означало лишение привилегий, и те, кто был наделен властью, боялись проявлять деспотизм в полной мере, поскольку на них всегда могли повлиять вышестоящие партийные бонзы.

Простые граждане это понимали. Осознание того, что партийного чиновника можно наказать, создавало иллюзию восстановления справедливости, а чиновнику не позволяло проявлять властолюбие, измываться над личностью и совершать крупное воровство. Личности в этом государстве не существовало, а «маленького» человека приучали с детства заходить к чиновнику (директору, парторгу и т.п.) с втянутой в плечи головой, создавая в обществе культ всесильного, но, при необходимости, наказуемого чиновничества.

Став независимым государством, Украина не получила в наследство другой народ. Привычки, восприятие действительности и мировоззрения остались теми же, вот только бывшие коммунисты, осознав возможность воровства государственной собственности, превратились в олигархов, сросшихся с криминалом, знающим, как отнимать деньги. Получив власть и финансовые средства, коими ранее не обладали, партийные бонзы ощутили безраздельную власть над страной и людьми, в ней живущими, а криминальные связи преподнесли науку о том, как эту власть можно применять, оставаясь безнаказанными.

Патология власти, что в свое время очень хорошо была описана в Стэнфордском тюремном эксперименте, в Украине стала проявляться с большей силой, когда три года назад страна превратилась в своеобразную тюрьму (о чем очень ярко сказал Юрий Луценко после освобождения: «Я из малой тюрьмы попал в большую тюрьму»), в которой народ стал похож на бесправных заключенных, а все, кто наделен властью, превратились в тюремных надзирателей, не боящихся проявлять свои извращенные желания и право сильного в любой ситуации, нарушающей морально-этические нормы, логику и законы.

В современной Украине право сильного у того, кто имеет погоны, удостоверение прокурора, судьи, налогового представителя или сотрудника государственного органа. В данный момент, если эксперимент Януковича над Украиной сравнивать со Стэнфордским тюремным экспериментом, власть имущие превратились в надзирателей, уверенных, что им совершенно не нужно обосновывать свои поступки или требования перед обществом, поскольку граждане – это бесправные заключенные, зависящие от надзирателей, убежденных в безнаказанности.

Изучив Стэнфордский тюремный эксперимент, можно увидеть, как безграничная власть пробуждает в человеке, наделенном беспредельными полномочиями, нечеловеческие желания и поступки, садизм и уверенность в том, что заключенный (в нашем случае - народ) полностью беззащитен. Это вызывает эйфорию и желание управлять жизнью человека, контролируя его и не боясь быть остановленным.

Последние три года правления Януковича довели патологию власти до абсурда. Защиты прав и интересов народа, даже на примитивно-бытовом уровне, не существует. Любой чиновник, милиционер, гаишник или налоговый инспектор может позволить себе унизить человека и совершить нарушение закона, посягнув на права личности.

Олигархи, получившие громаднейшие привилегии, и поддерживающие свой бизнес на деньги из бюджета, а также освобожденные от большого фискального беремени (и в отличие от народа, получающие возмещение НДС, возлагая на граждан уплату этого налога), согласны финансировать среду, в которой патология власти дошла до крайности. Это удобно, ведь приводит к обнищанию граждан, их страху перед государственной машиной и возможности управлять обществом, не обремененным лишним багажом уверенности и самодостаточности.

Тем не менее, патология власти имеет и оборотную сторону медали. Она становиться тем базисом, с которого начинается проявление недовольства народа, перерастающее в откровенную враждебность. Учитывая же, что народ буквально не заключен за решетку и имеет возможность проявлять накопленную агрессию, в конечном итоге агрессия может перерасти в откровенные неуправляемые бунты.

Избежать недовольства народа - просто. Нужно, чтобы верховенство права имело преимущество над системой власти. В Украине Януковича это – невозможно, ведь патология власти дошла до абсурда, когда законодательная, исполнительная и судебная ветви власти не самостоятельны и замыкаются непосредственно на Януковиче, что приводит к неэффективности существующей системы государственного управления.

В данный этап времени, когда приближенные к власти Януковича олигархи и чиновники начали осознавать, что выстроенная уголовным элементом система не гарантирует безопасности не только народу, но и непосредственно им, они стали покидать страну, не беря во внимание тот факт, что сами же поддерживали патологию власти и поощряли ее развитие. Когда в стране нет защищенности интересов любых субъектов (а не только народа), когда разрушена даже иллюзорная совокупность условий, нужных для безопасности и гарантий выживания бизнеса и поддержания хотя бы элементарных прав человека, тогда появляется цель, ведущая к смене власти. И те олигархи, которые сегодня выезжают из Украины, будут делать все возможное, чтобы вернуться в страну, потому что вне Украины у них нет возможности реализовывать свои амбиции. Для этого они выберут понятный им инструмент – революцию. Но еще Ленин писал, что «коренной вопрос всякой революции – это вопрос о власти». «Майдан» Украина пережила, не сделав никаких выводов относительно изменений в системе управления государством. И любой другой бунт или даже смена власти путем выборов будут обречены на провал, если в государстве  не изменится система управления, когда патология власти будет управляема, а каждый, получивший власть, осознает, что понесет жесткое наказание за проявление патологии власти: самоуправство, беззаконие, нарушение прав человека, воровство, превышение полномочий и любых других извращений, позволяющих считать себя безнаказанным сверхчеловеком.

Оксана КОТОМКИНА, специально для «Конфликтов и законов»



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Последние новости

За минулу добу незаконні збройні формування 25 разів обстріляли позиції ЗСУ. У ході бойових дій троє українських воїнів отримали поранення

подробнее

Опрос

Как Вы относитесь к лишению украинского гражданства Саакашвили?

pp
Конфликты и законы © 2008-2017.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.