mogno vse

​С чего начинались украинские кланы: винницкие, харьковские, черновицкие, донецкие

Когда в 1991 году Украина обрела независимость и провозгласила о переходе к рыночной экономике, то стремлением масс к переменам двигало желание сменить коммунистический режим на общество свободы и равенства. Оголодавшему за время «перестройки» народу обещали, что времена «партийного распределения» закончились, и теперь каждый получит равную возможность стать богачом или политиком.


Но по пришествии лет оказалось, что у простого украинца из рабочей семьи шансы подняться честным трудом хотя бы до уровня владельца фабрики еще меньшие, чем в советское время стать генеральным секретарем. «Продал одно яблоко, купил два и снова продал…» - это была сказка для лохов. Новая элита, подгребавшая к своим рукам национальные богатства, состояла из бывших советских секретарей и директоров, из их детей, зятьев и друзей детства, из бывших воров и ментов, совместно занявшихся бизнесом. Связи с нужными людьми, игравшие немаловажную роль в прошлом, стали основным залогом успеха, открывающим небольшой группе избранных двери к большим деньгам, высоким креслам и полной безнаказанности.

И в этом можно запросто убедиться, обратившись к подробностям биографий самых богатых и влиятельных людей Украины, «скучковавшихся» в олигархические кланы и политические землячества.

Донецкие: рынок начинается с базара

В свое время о «донецких» было написано столь много и подробно, что повторяться просто нет смысла, если бы не одно «но»: в их биографиях зачастую отсутствует очень важное связующее звено, благодаря которому базарные рэкетиры и спекулянты смогли прыгнуть на более высокую социальную ступеньку владельцев заводов, газет, пароходов.

Действительно, если «погуглить» вполне доступное для публичного пользования «житие» донецкой элиты во времена ее бурной молодости в 80-х годах, то можно узнать, что почти все главные действующие лица начинали свой путь в бизнес с советских базаров, этой кузнице будущих олигархических кадров. Ринат Ахметов в юности - обычный «гопник» из бедного спивающегося шахтерского поселка, несколько более умный и удачливый своих сверстников, да еще отлично умеющий «бросить карты», за что и приглянулся Алику Греку (Ахату Брагину). И вот днем они рубят на донецком Центральном рынке мясо - уже сама по себя тогда это была «блатная» работа», а вечером разными способами «рубят бабло» в особо больших размерах. Не считая того, что Алик Грек «держал» этот рынок, и не только потому, что ловко орудовал топором.

Ринат Ахметов с родителями

Там же на рынке в магазине работал Борис Колесников: человек, который с 18 лет (с 1980 года) занимался исключительно торговлей, в том числе и «из-под полы». И, как говорят, до сих пор сохранивший привычки и замашки типичного советского продавца.

А вот еще один интересный персонаж из Донецка: бывший Генеральный прокурор Украины Виктор Пшонка, позже сбежавший в россию. Фигура едва ли не более зловещая, чем вся команда Ахметова вместе взятая – к которой он, кстати, не принадлежал. Украинцы уже начали забывать, что «донецкая мафия» была не только бандитская, но и прокурорская, причем вторая была намного хуже первой. Но вот вопрос: как простой парень из села под Славянском сумел подняться по карьерной лестнице?

Это станет понятно, если обратить внимание на его супругу Ольгу Николаевну. В далеком 1975 году молодой дембель Витя Пшонка познакомился с девушкой Олей, чьи родственники работали в Краматорском горкоме КПСС. Девушка Оля работа в местном Бюро торговой экспертизы (в том числе занималась городским базаром) и очень быстро стала начальником этом важного звена в системе советской торговли Краматорска. Затем, в начале 90-х, она стала основательницей и руководителем Донецкой Торгово-промышленной палаты, а с 2003 года взяла в свои руки и Торгово-промышленную палату Украины (в которой до сих пор зиц-председателем работает ее человек Геннадий Чижиков). И вот тогда, давным-давно, дембеля Виктора, сразу же покорившего ее сердце, отправили учиться в юридический – после чего, благодаря Ольге Николаевне и ее родственникам, он быстро сделал прокурорскую карьеру в Краматорске, а в 1997-м затем был сведен в Донецке с Геннадием Васильевым и виктором януковичем. Кстати, Людмила янукович и Ольга Пшонка являлись подругами не разлей вода, благодаря чему большими друзьями стали и их мужья.

Ну, с семейством Пшонок все понятно, а вот как удалось быстро и высоко взлететь подручным Алика Грека, осталось тайной за семью печатями. Ведь в начале 90-х нельзя было вот так запросто прийти с улицы, даже с полным чемоданом денег, и приватизировать себе комбинат. Нужны были связи, позволявшие стать крупным собственником, причем порою эти связи позволяли стать им и без наличия нужной суммы.

Харьковские: «цеховики», «барыги» и «кидалы»

Представление среднестатистического украинца о харьковском клане обычно ограничивается двумя персонажами: Михаилом Добкиным (Допой) и Геннадием Кернесом (Гепой). Их знакомство состоялось еще в начале 80-х, и тогда они принадлежали к совершенно разным социальным слоям. Недалеко от харьковского Центрального рынка, сразу за Домом Торговли, располагалось множество небольших магазинов, директором одного из которых был Марк Моисеевич Добкин – отец Миши (1970 г.р.) и его брата Димы (1975 г.р.).

Марк Моисеевич был уважаемый человеком с большими связями, он лично знал даже начальника харьковского УМВД полковника Александра Бандурку – будущего главу областной милиции, создателя «ментовской крыши» харьковского бизнеса и схем льготного импорта через зарегистрированные в Чернобыльской зоне фирмы, чьи сыновья Александр и Сергей возглавляли харьковскую налоговую инспекцию и налоговую милицию. А вот юридический базис для фирм Бандурки и Марка Добкина в начале 90-х создавала Инна Богословская, к услугам которой обращались многие харьковские олигархи первой волны.

Но самое главное, что Марк Моисеевич лично знал всех заведующих торговых складов ширпотреба, располагавшихся неподалеку, и участвовал в схемах торговли дефицитом «из-под полы». С этого, еще до «перестройки», и начинался бизнес Добкиных. А недалеко от магазина Марка Моисеевича была точка наперсточников и «кидал» под предводительством некоего Гепы – который, как утверждают СМИ, спустя годы прибрал к рукам «общаки» харьковских группировок и превратился в бизнесмена Геннадия Кернеса. Разумеется, что юный Миша, бегавший в отцовский магазин, восхищался этими удалыми хлопцами, может быть, даже мечтал стать таким как они. Однако Марк Моисеевич не одобрял это знакомство и всю свою жизнь, как мог, старался ограничивать влияние Гепы на Мишу. Кстати, весь семейный бизнес Добкиных вел именно Марк Моисеевич, а не его сыновья, пользуясь своими старыми, еще советскими связями. Но в начале 2016 года он скончался, и похоже, что теперь бизнес-княжеству Добкиных пришел конец.

Гепа в юности

Однако Харьков подарил Украине гораздо больше богатых и известных людей. Например, Вадима Рабиновича - известного «цеховика» конца 70-х начала 80-х, который чем только не занимался: печатал настенные календари, держал цех по изготовлению филенчатых дверей и мастерскую хрустальных ваз, а потом сел на 6 лет за хищения в особо крупных размерах. Сидел он, не зная ни в чем нужды, а когда был досрочно освобожден в 1990-м, то создал свою первую фирму в партнерстве со... своим бывшим начальником отряда по колонии старлеем Алешиным. В 90-х Рабинович развил настолько бурную и не совсем законную деятельность, что его пытались арестовать и в Украине, и в Израиле – но лояльность властей Земли Обетованной он купил, подарив Иерусалиму огромную золотую менору (семисвечник) из чистого литого золота. После этого его вдруг простили и в Киеве.

Хотя Рабинович с 90-х не работает по Харькову экономически, в данный момент нельзя не заметить, как он «тащит» в политику еще одного харьковчанина – Евгения Мураева, считающегося нынче надеждой экс-регионалов, собравшихся в партии «Жизнь». Эта заботливая поддержка поясняется тем, что еще с «цеховых» времен Рабинович был близко знаком с тестем Мураева – Олегом Тарановым. В УССР он работал директором завода и избирался народным депутатом Верховной Рады, а в 90-х занимал должности в Кабмине и на Банковой. Вот как раз на его дочери Валерии и женился в свое время харьковский «золотой мальчик», отличник-студент Евгений - хотя сам Мураев это всячески скрывает и никогда не светит девичью фамилию супруги. Это и понятно: ведь тогда бы стал известен залог успеха молодого харьковского бизнесмена, уже в 23 года возглавлявшего компанию по торговле нефтепродуктами.

Днепропетровские: обкомовские и «южмашевские»

Еще со времен Брежнева-Щербицкого и до самого 2010 года Украиной правил Днепропетровск – точнее, его многочисленные кланы, нередко находившиеся в состоянии войны друг с другом (как Лазаренко и Кучма). Особенностью элиты этого региона было ее происхождение: никаких «гопников», даже никаких «цеховиков», здесь все были связаны с партийными и комсомольскими органами, с городскими властями, а также с крупными предприятиями типа «Южмаша».

Очень многие украинские политики 90-х сами вышли из этих кабинетов: Леонид Кучма был сначала парторгом, а потом директором «Южмаша», Павел Лазаренко - председателем Днепропетровского облсовета, Владимир Яцуба – первым секретарем Днепропетровского горкома (1988-90) и председателем Днепропетровского горсовета (1990-91), Валерий Пустовойтенко – председателем Днепропетровского горисполкома, Сергей Тигипко и Александр Турчинов по очереди рулили Днепропетровским обкомом ЛКСМУ. Во время «перестройки» все эти люди не просто стояли у истоков «кооператорства», они им управляли и корректировали огромные денежные потоки. Поэтому в начале 90-х у них не было проблем ни со стартовым капиталом, ни с деловыми связями. Просто большинство из них предпочли не бизнес, а высокие руководящие должности в независимой Украине.

Сергей Тигипко (справа)

А вот еще один интересный человек: руководитель отдела партийно-идеологической работы Кировского райкома Днепропетровска (в 1990-91 председатель Кировского райисполкома) Геннадий Тимошенко, чей 18-летний сын Александр женился на 19-летней студентке Юлии Григян. Это он помог молодым открыть в 1987-м сеть видеосалонов, а в 1989-м, при помощи своего хорошего знакомого секретаря комсомола Сергея Тигипки, создать молодежный центр «Терминал».

С «правильного» замужества или женитьбы начиналась карьера многих украинских олигархов. Вот, например, простой днепропетровский студент Виктор Пинчук, человек в юности довольно мягкий и интеллигентный даже по советским меркам, был обязан своей дальнейшей бизнес-карьере тестю Владимиру Аршаве – заведующему Днепропетровского облздрава и личному приятелю Павла Лазаренко.

Ну и говоря про «днепропетровских», как же не вспоминать Игоря Коломойского! Этот человек-бульдозер с кипучей пробивной энергией и полным наплевательством на окружающих просто не мог работать обычным советским инженером ни одного дня. Думается, он в любом случае прогрыз бы себе какой-то путь к большим деньгам! Но случилось это вполне мирно, с помощью знакомых по институту. Сначала его сокурсник Кирилл Данилов (чья бабушка была партработником) привел Коломойского в кооператив «Феанит» - филиал советско-финско-американского СП «Новинтех», занимавшегося поставками в СССР компьютеров, оргтехники, косметики, сигарет и прочей ходовой всячины. В этом же кооперативе Коломойский сблизился со своими будущими партнерами по бизнесу, будущими олигархами Геннадием Боголюбовым и Алексеем Мартыновым.

Еще одним важным человеком в судьбе Коломойского был Сергей Тигипко. Они познакомились еще в 1980 году: член комитета комсомола Тигипко Днепропетровского металлургического института организовал в клубе ВУЗа дискотеку, сразу же ставшую местом популярной тусовки молодежи (куда потянулись городские фарцовщики и неформалы). Это очень впечатлило первокурсника Коломойского, который быстро познакомился с Тигипко и другими интересными людьми. Спустя десяток лет, через Тигипко же, он сблизился с Леонидом Милославским – сыном днепропетровского «цеховика» Аркадия Милославского. А в начале 1992 года Тигипко и Милославский уговорили Коломойского открыть «Приват-банк», с которого началась история могущественной бизнес-империи «Приват».

Винницкие: не «Рошеном» единым

Курьез в том, что хотя стоящая сейчас на вершине пирамиды украинской власти команда прозвана «винницкими», на самом деле из Винницы там лишь один человек – нынешний украинский премьер Владимир Гройсман. Он слишком молод (родился в 1978 году), чтобы иметь собственные корни в советском прошлом, однако их имеют его предки. Как писали, его дед Исаак Гройсман был красным комиссаром, который на пару с комбригом «красных слобожанских козаков» Примаковым перебили половину винницких «буржуев» и почти всех тамошних «мазепинцев». Младший сын доблестного большевика, Борис Гройсман, таким энтузиазмом не отличался и всю молодость проработал на радиоламповом заводе, лишь в 1990-м ударившись в кооператорство – и вот тут уже он развернулся, словно слезший с печи Илья Муромец. А его сын, Владимир Гройсман, с 14 лет работал на малых предприятиях отца, в 16 лет (!) стал коммерческим директором его фирмы «Юность» (как же он договора подписывал?), затем за 3 года (!) получил высшее образование в МАУП. Просто вундеркинд какой-то!

А вот Петр Порошенко к Виннице имеет довольно косвенное отношение: у него там есть бизнес, в 1998-м он баллотировался там в Верховную Раду, но не более того. На самом деле Порошенко родом из Одесской области, в 80-х он каким-то образом умудрился поступить на факультет международных отношений Киевского университета (очень «блатной» факультет), где познакомился со своей будущей женой Марией – чей отец Анатолий Переведенцев был заместителем министра здравоохранения УССР. Сам Переведенцев был родом из Луцка, и так уж получилось, что потом приватизация Луцкой кондитерской фабрики и Луцкого автозавода стали ключевыми шагами в создании «Рошена» и автобизнеса Порошенко.

Что же касается Игоря Кононенко, много лет являющегося доверенным лицом Порошенко, то тут секрет прост: он был еще армейским другом будущего президента Украины. А когда Кононенко учился в столичном Автодорожном институте, то там он сдружился с Олегом Свинарчуком (недавно сменившего фамилию на Гладковский), который затем стал их третьим членом неразлучной бизнес-команды.

Закарпатские: погнали наши городских

Когда украинцы говорят о «закарпатских», то обычно они подразумевают только тамошнего «барона» Виктора Балогу, вот уже много лет являющегося хозяином региона. Однако это не совсем верно, поскольку к «закарпатским» относится и не менее известный Валерий Гелетей. Между этими двумя персонажами украинской политики очень много общего: например, они родились в соседних селах, и их родня хорошо знала друг друга. А подобные связи в Закарпатье играют очень важную роль: именно на них, в частности, построена тамошняя местная мафия «цимбора», члены которой являются друг другу то односельчанами, то шуринами. И вот якобы именно причастность к «цимборе» сделала в 80-х годах товароведа Мукачевской хозяйственно-товарной базы Виктора Балогу уважаемым и влиятельным бизнесменом, а затем и хозяином края.

Однако в истории не упоминается такое важное имя, как Василий Дурдинец – старый советский функционер, в 80-х и 90-х годах имевший немалое влияние в правоохранительных и силовых структурах Украины. Который родился в том же районе, что Балога и Гелетей, и его родня знала их родню. Более того, существует версия, что Валерий Гетелей еще перед армией женился на племяннице Дурдинца – благодаря чему срочную службу он нес рядом с домом, контролером на пограничном посту. А затем была академия МВД и головокружительная карьера в Киеве, куда его перевели работать в «хлебный» столичный УБОП.

Ну и в свете этих слухов нет ничего удивительного в том, что позже рядом с фамилиями Виктора Балоги и Владимира Гелетея (старшего брата «фельдмаршала Иловайского», работавшего в Закарпатском УМВД) в скандалах всплывало и имя Тиберия Дурдинца – племянника уважаемого патриарха.

А вот бизнесмен и политик Нестор Шуфрич принадлежит к совершенно другому закарпатскому клану «ужгородских» - преимущественно городских, родовитых и имеющих влиятельных родственников в советском прошлом. Это они являлись опорой СДПУ (о) в регионе и до сих пор делят сферы влияния с мукачевской «цимборой», увы, часто проигрывая ей.

Нестор Шуфрич – образец еще одного советского «золотого мальчика». Его дедушка был заведующим отделения банка, а бабушка чемпионом по теннису – сначала в Чехословакии, потом в Венгрии, а затем в СССР (по мере переходя края из одного государства в другое), отец работал руководителем областного спортивного общества, мама в управлении спортивной лотереи, и все они заботились о Несторе как могли. Отдали его в английскую школу, дома научили венгерскому и словацкому языку, в армии он служил переводчиком в штабе советских войск в Венгрии. А сразу после демобилизации Нестора женили на такой же «золотой девочке» - Ирине Бандровской, дочери тогдашнего первого секретаря Закарпатского обкома КПСС Генриха Бандровского. Так что уже в конце 1989-го года отец и сын Шуфричи основали совместное советско-австрийского предприятие «Текоп-Карпаты».

Черновицкие: Сеня и его команда

Это самый молодой украинский клан, к тому же завязанный на одном-единственном человеке, собравшем своих друзей детства и сокурсников в единую команду. Да, речь идет именно об Арсении Яценюке, чья мама была преподавателем кафедры филологии Черновицкого университета, заведовал которой Федор Степанович Арват. Это имя ни о чем не говорит украинскому обывателю, однако у Федора Степановича на этой же кафедре работала дочь Елена Федоровна Бурбак – мама Алексея Бурбака, дружившего с Сеней Яценюком, что называется, с пеленок, и его младшего брата Максима Бурбака, ставшего третьим неразлучным членом их компании. Теперь-то понятно, почему именно на него Яценюк оставил фракцию «Народного фронта» в парламенте?!

Когда ребята немного подросли, у них появился младший приятель Павлик - ныне известный как министр юстиции Павел Петренко. Эта троица тогда была неразлучной, как и сегодня. А вот после поступления Арсения Яценюка в Черновицкий же университет круг его друзей (будущих министров его правительства и депутатов «Народного фронта») значительно расширился. Так в Сенину команду попали его однокурсники Андрей Пышный, Андрей Иванчук и будущий военный прокурор Анатолий Матиос.

Разумеется, что их студенческая компания так бы и осталась обычной юношеской тусовкой, которые обычно распадаются со временем, если бы не бизнес-энтузиазм Арсения. Понимая, что для осуществления серьезных экономических проектов недостаточно иметь маму-преподавателя, он сблизился с Валентином Гнатышевым - сыном тогдашнего губернатора Черновицкой области. И вот уже с помощью его папы открыл юридическую фирму «ЮрЭк Лтд». А затем еще одним другом Яценюка стал бывший первый секретарь Черновицкого обкома ЛКСМУ Иван Рынжук, с 1994 по 2011 годы являвшийся городской головой Черновцов и близким бизнес-партнером Яценюка (в частности по городским рынкам «Калинка» и «Добробут»), а после своего свержения перебравшийся в Верховную Раду (угадайте, в какую фракцию).

Киевские: золото партии

Украинцы настолько привыкли к тому, что Киевом про очереди управляют дерущиеся за столицу региональные кланы, что совершенно упустили из внимания существование «киевских» - не каких-то там приезжих с Донбасса или из Днепропетровска, а именно местных, практически коренных. Типичными представителями которых являются братья Игорь и Григорий Суркисы.

Их семейный бизнес начался в 1975 году, когда Григорий Суркис устроился на работу в трест «Киевжилремстроймонтаж», где осуществил карьеру от прораба до начальника управления производственно-технологической комплектации. То есть, заведовал стройматериалами для возводимых жилых микрорайонов столицы, а самое главное - складами с сантехникой, паркетом, обоями, красками и прочим дефицитом советского времени, за которым к нему приезжало все столичное начальство. Сам же Григорий Суркис тесно сблизился с председателем Киевского горисполкома Валентином Згурским, занимавшим эту должность в 1979-90 гг. и, как говорили, не раз спасавшего Григория и его брата Игоря (пристроенного в 1981 году в этот же трест) от ревизий и ОБХСС.

С началом «перестройки» братья-строители взяли под свое крыло клуб «Динамо», что позволило им отрыть при нем ряд кооперативов и совместных предприятий, имевших льготы для внешнеторговой деятельности. А в 1991 году появилось предприятие «Омета-инстер» (будущая «Омета XXI век»), в число учредителей и руководителей которого вошли: братья Суркисы, Валентин Згурский, муж его родственницы Юрий Лях (начальник управления кредитными ресурсами «Инкобанка»), преподаватель КГУ Богдан Губский, Юрий Карпенко и тогдашний председатель Союза адвокатов Украины Виктор Медведчук. Команда, получившая в 90-х прозвище «киевской семерки».

К «киевским» относится и скандально известный Валерий Хорошковский, ныне находящийся в бегах за пределами Украины. Его папа тоже строил дома, однако не заведовал складами, а лишь чертил фундаменты – поэтому юный Валера пошел работать шофером в зоопарк, где, по слухам, вывозил навоз в старом самосвале. И оставаться бы ему на этом уровне до самой старости, если бы не удачная женитьба – ставшая возможной благодаря его неестественной страсти к прилизанности и парфюмерии (при такой-то работе это понятно!).

Так вот, по слухам, Валерию удалось охмурить родственницу Константина Продана - бывшего управляющий делами ЦК КПУ (1984-91). Чтобы понять масштаб полученного им «приданого», стоит знать, что в руках его тестя в начале 90-х находилось не только «золото партии», но и фонд ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Неудивительно, что уже через два года после свадьбы Хорошковский имел несколько производственных фирм, торговал металлом и нефтью, выходя на сотрудничество с начинающими российскими олигархами. Что ж, как говорится, ищите женщину!

Источник: From-UA

Фото From-UA



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Залишається досить високою кількість мін та снарядів, які були випущені по наших позиціях. За минулу добу їх кількість перевищила 50 одиниць тільки на Маріупольському напрямку

подробнее

Опрос

Как вы считаете, в Украине вообще кто-то борется с коррупцией?

pp
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.