mogno vse

Shoutmastgoon

sudilische vlas

 

Раз уже речь зашла о европейском векторе, то следовало бы научиться цивилизованности прямо сейчас и прямо с себя, иначе век Европы не видать…


Итак, нашумевшее дело по обвинению Власенко С. в избиении своей бывшей супруги Окунской Н. В. завершилось его закрытием. Некоторые недоумевают, мол, что значит: по не реабилитирующим обстоятельствам? Сторона потерпевшей усиленно потирает ладони, мол, свершилось, виновен, окрашивая социальные сети яркими эмоциями.


Если идти по неевропейскому пути и обсуждать дело на уровне сплетен, которыми в последнее время просто-таки кишит пресса, а некоторым из них присваивают номера уголовного производства, то, будь мы в Гондурасе, толпа туземцев озадачила бы их автора одобрительными телодвижениями, но нам же не туда, нам в обратную сторону!

С того времени, как в государстве придумано право, у любого, чьи эти самые права нарушены, нет никаких проблем ими воспользоваться, или не воспользоваться. Это вовсе не означает, что событие имело место, или нет, как говорится - мухи отдельно, котлеты отдельно. Стадия развития общества, способного ограничить собственный беспредел, и называется правовой культурой.

Учитывая тот важный момент, что делам о якобы семейном насилии «дали ход» и они перешли в категорию, именуемую «уголовное судопроизводство», в любом, претендующем на цивилизованность, обществе до решения суда тема может обсуждаться лишь в контексте правоприменения. Но у нас привычно все пропускать через шоу, даже в ущерб собственным детям, поскольку уродливый лозунг «будь успешнее» поднял логему до государственной категории, предоставив ей все права и либеральные свободы, правда, головой вниз. Как говорят в Украине: маэмошомаэмо…

Общество настолько заняла история битого и небитого, что о здравом смысле забыли и вовсе. В практике европейского законодательства существует понятие «дифамация» (лат.Diffamatio – оговор), когда законом прямо запрещено распространение как действительных, так и придуманных сведений о публичном лице. У нас же в суде в начале допроса потерпевшего или свидетеля принято спрашивать, есть ли у него повод оговаривать обвиняемого? До сегодня мне не известен ни один случай, когда потерпевший ошарашил суд заявлением о жажде мести, что ему прямо сейчас охота вцепиться в око за око и получить полцарства в придачу! Вовсе наоборот, взгляд скромно отводится и «НЕТ» произносится полушепотом. Для полноты же интимных подробностей случившегося существуют социальные сети, куда сливаются для всеобщего потребления все вообразимые и невообразимые мотивы действительных поступков, некоторые просто живут в социальных сетях. Достаточно включить компьютер и открыть глаза. Психологическая составляющая просто зашкаливает, играя всеми цветами радуги неудовлетворенной души искателя правды, которая, кстати, у каждого своя. Истина вот только одна.

Лукавство нельзя спрятать за маской жертвы, ведь именно эта самая маска создает необходимость добиваться своей личной правды, превращая сам поиск в публичное шоу, в котором страдает тот, кто не виновен по своей природе, - ребенок. Родителей ведь не выбирают, и кто знает, как пойдет дело дальше после того, как один из его родителей в 8 утра в  день рождения чада, у него на глазах выносит двери ногами другому родителю, чтобы тот поздравил его, ребенка? Какая должна быть выдержка у другого, чтобы открыв двери, не ударить?

У общества должно проявиться мужество видеть то, что есть на самом деле, а для этого неплохо начать с себя любимого, отдавать себе же отчет в причине своих поступков, а не искать для них оправданий. Того и глядишь, деградация общества будет остановлена.

А что касается правовой культуры, она не может быть воспитана на принятии законов, это качество внутренней самодостаточности индивида, некая глубина проникновения в момент. Тогда и закон станет более понятен, да и доступен для применения.

Итак, Власенко С. освобожден от уголовной ответственности постановлением Печерского районного суда города Киева, который удовлетворил мое ходатайство. Сам обвиняемый не был против использования такой возможности, учитывая его недоверие к судопроизводству. Срок давности – это время, прошедшее после совершения деяния, по истечении которого лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности. Наш новый уголовно-процессуальный кодекс установил исключительный перечень обстоятельств, при которых лицо можно назвать виновным. Статья 17 сформулировала этот принцип именно так: «Презумпция невиновности и обеспечение доказанности вины

1. Лицо считается невиновным в совершении уголовного преступления и не может быть подвергнуто уголовному наказанию, пока его виновность не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена обвинительным приговором суда, вступившим в законную силу...».

Обвинительного приговора сегодня судом не вынесено, другими словами, ни у кого нет права назвать Сергея Власенко виновным!

Анна БОРЯК, адвокат



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Минулої доби російсько-окупаційні війська 27 разів порушували режим припинення вогню, з них 8 разів застосовували заборонену Мінськими домовленостями зброю

подробнее

Опрос

Как вы считаете, в Украине вообще кто-то борется с коррупцией?

pp
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.