mogno vse

Суд Линча не за горами. Понимают ли это власть, судьи и прокуроры?

apel furmanuk1

 
Арест активистов 31 августа, в день, когда была организована провокация с бросанием гранаты, вызвал в обществе существенный резонанс. Люди стали поговаривать, что, учитывая, что арестованы были в основном майдановцы, свободовцы и активисты, критикующие власть, и провокация была организована властью, а ее цель – арест большего числа активистов для запугивания украинских граждан.


Посещение судебных процессов над задержанными волей-неволей подтверждает догадку народа, поскольку судьи лезут из кожи вон, чтобы подтвердить, что раз в аппарате президента решили, что задержанные могут месяцами сидеть в СИЗО, значит, так тому и быть.

Более полувека назад мир осознал, что защита прав человека – наивысшая ценность. Так появились: Всеобщая декларация прав человека, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейская конвенция о взаимной помощи по уголовным делам и другие международно-правовые акты, содержащие в себе в концентрированном виде основные общепринятые положения по обеспечению и дальнейшему осуществлению прав человека и основных свобод.

Но, судя-по всему, украинские судьи не то что не видели эти документы в глаза, но и не слышали об их существовании. То же самое можно сказать и о прокурорах.

В Украине прокурор – существо, обязанное в суде сказать: «а баба Яга - против», даже если это «против» противоречит Конституции Украины, ее УПК и уж тем более международным правовым актам по защите прав человека. Очень редко бывает, когда в судебном процессе прокурор соглашается с доводами адвоката (чаще всего лучше знающего УПК, чем прокурор). И прокурор на судебном процессе по Артему Фурманюку еще раз подтвердил эту истину: задача прокурора не доказать вину задержанного, а просто не соглашаться с доводами адвоката, даже если они логичны и законны.

Фурманюка, как и многих других, задержали во время акций протеста под Верховной Радой 31 августа нынешнего года. Его обвиняют в организации и активном участии в массовых беспорядках и нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть. И, учитывая тяжесть обвинения, суд первой инстанции приговорил его к мере пресечения в виде содержания под стражей в течение 60-ти дней. А после суд продлил задержание еще на такой же срок.

За это время прокуратурой не найдены доказательства ими же придуманных обвинений. Хотя там довольно хорошо осведомлены, что общество настаивает на необходимости справедливого и честного расследования дела.

Но так как в заключении сидят не прокуроры и судьи (а чужих жизней им не жалко), то и дело тянется, как резина.

Адвокат Фурманюка, естественно, подала апелляцию в Киевский апелляционный суд. И суд – трижды собирался, но вот загвоздка: материалы из суда первой инстанции никак не могли попасть в апелляцию, вроде как в Киеве не ходит транспорт, а у вертухаев нет денег на машины и бензин.

В конечном итоге, из киевского Печерского суда, самого «честного» суда в мире, документы все же в Апелляционный суд – попали. И хотя по времени между двумя судами езды максимум полчаса, украинской системе правосудия для доставки документов времени нужно гораздо больше. Факт того, что у человека – одна жизнь, и в случае его не виновности окажется, что украинские прокуроры и судьи ее у человека банально украли, их – не волнует. А вот если бы каждого из них за украденные жизни да сажали в украинские СИЗО, за украденные жизни невиновных граждан, да на такой же срок, думается, что и прокуратура, и суды работали бы куда эффективнее.

Тем не менее, 19 ноября 2015 года документы по Фурманюку, наконец-то, попали в Апелляционный суд Киева. Под залом суда собралось большое количество проукраинских активистов, пришедших поддержать Артема. Все они – сознательные, умные и хорошо понимающие гнилостность системы украинского псевдоправосудия и власти. Был даже представитель из Мариуполя, столкнувшийся в своей жизни с реальным игнорированием властью целостности страны и подыгрыванием Ахметову и сепаратистам. Будет ли верить такой человек системе, если он рассказывает о том, как в один санаторий зашли российские войска (уже даже не скрывающие шевроны), там – нашкодившие, а потом, когда Ахметов узнал, что россияне занимаются в его имении вандализмом, - быстро оттуда ушедшие, а на их место зашла охрана? «Теперь понимаете, кто на самом деле руководит российскими войсками в регионе» - задавалась вопросом Виктория Придущенко.

На суд пришло много людей. Даже пара с маленьким ребенком. Пошли бы они на суд реально виновного? А так люди осознают, что суд – это фарс, поскольку судят донецкого патриота (то есть человека, реально знающего, что из себя представляют террористы), отца которого боевики месяц держали в подвале Донецка, и потому вышедшего с протестом против принятия закона об амнистии боевиков.


apel furmanuk2

Но судьи Апелляционного суда не привыкли уважать граждан. Это – ниже их достоинства. И потому не удивительно, что один из судей с раздражением заявил: если бы присутствующие знали УПК, то они бы себя так не вели. А ведь сам судья знает, что и он и прокурор КПК не просто имеют ввиду, они его и в ноль не ставят. А народ для них – быдло, раздражающее судей.

Адвокат Фурманюка Татьяна Иванова подала суду отвод судьи Лашевич, поскольку он был председательствующим в рассмотрении производства №11-сс / 796/2593/2015 по обжалованию в апелляционном порядке постановления Печерского районного суда г. Киева о применении меры пресечения содержания под стражей Фурманюку.

Казалось бы, чтобы уйти от лишних и не нужных подозрений со стороны общества, прокурор должен был бы подобное поддержать. Но украинские прокуроры никогда не станут на защиту прав и интересов человека. Они, как говорилось выше – всегда против.

Тогда как адвокат указала, что при рассмотрении вышеуказанного производства коллегия судей под председательством судьи Лашевич грубо нарушала права ее подзащитного.

«Процессуальные документы (апелляционные жалобы, определения суда) моему подзащитному судом не направлялись, заседания суда безосновательно не проводились, при этом разбирательство не переносилось на другую дату, в процессе не объявляли перерыв, как того требует УПК Украины, а дело просто сняли в назначенный день с рассмотрения, хотя ни одной нормой УПК Украины такая процедура не предусмотрена. Судебное заседание 13.10.2015 года по указанному производству происходило с грубым нарушением норм УПК Украины. Коллегия судей под председательством Лашевич В.М. проигнорировала цели стадии судебного процесса: не предоставила возможности подозреваемому и защитнику поставить вопрос в судебном заседании, о чем просила сторона защиты; лишила защиту возможности подать заявления, ходатайства, высказать замечания, соображения, предоставить объяснения; материалы дела не исследовали непосредственно в судебном заседании, хотя защита на этом настаивала; не закончили судебное следствие; не провели судебные дебаты; не объявили о выходе в совещательную комнату, а просто вышли посреди заседания без каких-либо объяснений; журнал судебного заседания по 13.10.2015 года оказался сфальсифицированным, а председательствующий отказался не только рассматривать замечания к журналу судебного заседания, но и добавить их к материалам дела.

По этому поводу защитником были представлены многочисленные жалобы на судей и секретаря судебного заседания во ВСЮ, руководителя судебного аппарата Апелляционного суда Киева, правоохранительные органы», - объяснила адвокат.

Да и с точки здравого смысла, понятно: если есть сомнения в беспристрастности судьи (а тут они – налицо), то и прокурор должен был стать на сторону объективности процесса. Но это не в украинских реалиях. У нас прокурор – цепной пес, выполняющий поставленную перед ним задачу.

Решать соглашаться на отвод судьи ушли в совещательную комнату. Там они провели сорок минут, видимо, очень напрягая мозговые извилины. А вернувшись, адвокату – отказали, но… сам судья Лашевич решил взять отвод. Так что теперь нужно ждать очередного распределения судей системой (говорят, что после ухода Чернушенко, она таки перестала быть ручной, что, конечно – не факт) и ожидать следующего суда.

Народ же в судебном зале – негодовал. Люди устали он несправедливости и подлости со стороны власти и судебно-прокурорской системы. И не удивительно, что в зале кто-то сказал: эти судьи таки дождутся суда Линча.

Оксана КОТОМКИНА, «Конфликты и законы»



Комментарии

  +0 #1 olexa 26 нояб. 2015 г., 8:37:00
Суддю Лашевича судити точно таким же чином: ігноруючи логіку, докази, не даючи змоги пояснювати таке інше. І в результаті присудити конфіскацію всього майна, включаючи і записане на родичів, і не в тюрму відправити, а років на 10 працювати на уранову шахту, причому по 12 годин і без вихідних. Це була б беззаперечно дієва міра покарання для всіх суддів, які поводять себе як бандюки в мантіях. Впевнений, що ті судді, яких би це не торкнулося, почали б судити строго по закону. Хай влада попоробує так зробити, прийнявши відповідний закон.

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Последние новости

Найбільш напруженою в районі ООС залишається ситуація навколо населеного пункту Мар’їнка, де противник активізував вогневий вплив та діяльність диверсійно-розвідувальних груп

подробнее
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.