mogno vse

Партия сказала - «НАДО!». СБУ сказала - «ЕСТЬ!»

zahar chistyakov

 

…Или история о том, чем занимаются наши правоохранительные органы за деньги налогоплательщиков


5 августа просторы Интернет облетела новость о том, что Прокуратура АР Крым выдала «нагора» обвинительный акт в отношении IT-специалиста, который в октябре 2012 г. в момент выборов в Верховную Раду «положил» сайт одной из политических партий. Сопоставив ряд фактов, мы пришли к выводу, что данным «IT-специалистом» является Захар Чистяков, которого 18 октября 2012 г. вместе с Анной Богдановой «по полному беспределу» захватили представители СБУ в Ялте, о чем он и Анна Богданова неоднократно заявляли и даже писали Заявления о совершенном преступлении в Прокуратуру. Для разъяснения ситуации «Конфликты и законы» пригласили Захара Чистякова и Анну Богданову дать интервью нашему изданию.


- Захар Николаевич, Анна Георгиевна, расскажите несколько слов о себе.

ЗН: Я родился в Ялте и являюсь крымчанином до мозга костей. С 2004 года проживаю в различных городах, однако чаще всего – в Киеве или в Симферополе. Вместе с российским коллегой создал Агентство конфликтногоPR - /PRiZ/, которое специализируется на информационном сопровождении различных конфликтов. Идея создания подобного агентства зародилась из-за длительной работы в сфере  борьбы с рейдерством: я делал журнал «Враждебные поглощения в Украине» при Антирейдерской комиссии Кабмина, писал статьи, проводил журналистские расследования, продумывал различные PR-проекты. На данный момент являюсь Управляющим партнером нашего Агентства по Украине, членом Международной Федерации Журналистов, членом Украинского Союза Журналистов.

АГ: Родилась в Киеве. Окончила филологический факультет в Москве. Потом работала в Киеве журналистом в газете «Крещатик», «Афиша», «Газета по-киевски». С 2010 года работала в Крыму, в официальном издании КРО Партии Регионов – «Регион Крым» - журналистом. Летом 2011 г. познакомилась с Захаром Чистяковым. В июне 2012 года я стала И.О. главного редактора издания «Регион Крым», но проработав пару месяцев, поняла, что ни профессионально, ни материально меня эта работа не устраивает. Данная ситуация других комментариев не требует.

- Какие события предшествовали вашему похищению?

ЗН: Весной-осенью 2012 г. я занимался информационным сопровождением ряда корпоративных конфликтов на территории России и Украины. Проживал больше в Симферополе, поскольку координация проектов не требовала моего личного присутствия на месте. В начале лета я познакомился с кандидатом по 2 округу от партии «Левые и Селяне» Павлом Золотаревым (технический кандидат в пользу ПР), а также с рядом представителей штаба Партии Регионов в Крыму. В неформальной обстановке мы обсуждали работу штаба ПР, ее политтехнологии, если их можно было так назвать… Маленькая ремарка: я с огромным почтением отношусь ко многим ярким представителям ПР, в т.ч. и в Крыму – Борису Дейчу, Сергею Брайко, АлександруБаталину… И мне безмерно стыдно было за то, как т.н. «технолог» штаба Игорь Шпилий (или Шпилей), «массовик-затейник» по призванию, гробил их имидж и обманывал по деньгам – оцените простой факт: за фотосессию кандидаты в нардепы от ПР платили по 2 тыс. долл., когда красная цена фотосессии – 200 долл. А ошибки на биллбордах? А неаутентичные фото? Перечислять можно бесконечно. И я перечислял. Причем и в социальных сетях, и в прямом эфире.

Одновременно с этим мы с Анной Богдановой выполняли «секретные» задания из штаба ПР – готовили компрометирующие материалы против Леонида Грача, Льва Миримского, Николая Котляревского… Макетировали некоторые газеты… Но вся эта работа оставалась в тени даже для большинства штабистов ПР.

16 октября Анне Богдановой на телефон поступил запрос о моем номере мобильного телефона от одной из работниц штаба ПР. Она его предоставила, и на мой мобильный сразу стали поступать звонки по поводу, якобы, продажи автомобиля Деу-Ланос, которого у меня никогда не было. Думаю, тут несложно понять причинно-следственную связь. Я какое-то количество времени поотвечал на звонки, предоставляя интересантам номера мобильных телефонов работников штаба – Виолетты Лисиной (доверенное лицо начштаба, вице-премьера Павла Бурлакова) и Игоря Шпилея. Потом мне это надоело. Уже ночью мы с Анной Богдановой решили поехать в Ялту, немного поправить здоровье, поскольку праздновали День рождения Павла Золотарева, но при этом «подцепили» гулявший в ту пору в Крыму грипп. Мы добрались до Марьино – отправная точка трассы Ялта-Симферополь, где к нам подошел молодой человек и поинтересовался конечным пунктом нашего путешествия. Мы сообщили, что едем в Ялту. В Ялте мы гуляли до 5 утра и… встретили на набережной того же молодого человека. Тогда мы не придали этому значения. Как впоследствии оказалось – зря.

Следующие несколько дней мы отдыхали на море, и я работал по различным проектам. Одновременно я звонил и писал Шпилею, чтобы он взял трубку и пообщался со мной, поскольку звонки о продаже Деу продолжались. Он трусливо делал вид, что меня не знает, хотя примерно месяц назад  в сети интернет появилась переписка его, моя и Павла Золотарева – т.н. «Бурлаков-ликс». Одновременно с этим он, под личиной еще одного технического кандидата от Компартии в пользу ПР – Степана Кискина, общался со мной через Facebook, периодически используя и в СМС и в переписке одни и те же слова и фразы – ну что поделаешь, скудный словарный запас…

- Вы писали в Facebook, что в то время Ваш сайт атаковали. Так ли это?

ЗН: В эти же дни началась жесткая DDoS-атака на наш корпоративный сайт www.pr-z.com.ua. Об этом я неоднократно писал в Facebook. Я связался с админом сайта Павлом Уханем с вопросом о том, как мы можем установить источник атаки, хотя был на 100% уверен, что ее заказал тот же Шпилий. Мы не нашли способов подтвердить факт заказа, искали возможности ее предотвратить, но суммы, которые у меня запрашивали специалисты по DDoS и защите, оказались слишком велики. Я попросил админа «перевесить» сайт с хостинга Freehost на Hvosting, за что я платил какие-то суммы и админам и хостингу через Webmoney. Однако и это не помогло – наш сайт продолжили атаковать и на другом хостинге. В последствии я узнал, что те же хостинги использовались и при атаке на сайт ПР.

- Судя по всему, мы подходим к самому главному – к факту вашего задержания…

ЗН: Я бы не называл это «задержанием». Я, да и любой адекватный человек, назвал бы это «захватом», или «похищением», поскольку задерживают преступников, а мы с Аней – простые граждане нашей страны, существование которых может раздражать только различных неадекватных личностей, которые заказали это «задержание». Зависть, ощущение собственной неполноценности, страх… Мне сложно понять, какое из этих чувств ими руководило, - не знаю, поскольку у меня такого нет, но явно какое-то из перечисленных мною. Для детализации факта предлагаю ответить Ане, поскольку она более непредвзята в этом плане.

- Анна, расскажите, как все было.

АГ: 18 октября мы выселились из гостиницы и переехали в мини-гостиницу. Процессом переезда занималась я. Планов уезжать из Ялты у нас не было, и я оплатила гостиницу за трое суток. Также через терминал вносила какие-то деньги в оплату сайта Захара. Захар с 9 утра сидел в ресторане «История» и общался с россиянами. Днем мы искупались, но из-за высокой температуры не стали прогуливаться, а опять вернулись в ресторан. Из Интернета я узнала, что сайт КРО ПР не работает, на что обратила внимание Захара. Причем в этот момент «лежали» все сайты партийных организаций и СМИ Крыма, что нас даже повеселило.

В начале девятого мы вышли из ресторана «История» и пошли в гостиницу. Захар говорил с мамой по телефону. К нам со спины подбежало человек 6-8, заломали руки и без всяких объяснений заставили сеть в машины. Захара повезли отдельно от меня. Нас привезли в какое-то здание. Захара я больше не видела. Меня завели в какой-то зал, выпотрошили мою сумку – вплоть до носовых платков. Мой телефон постоянно звонил, но мне не давали отвечать на звонки. Часа полтора или два я просидела в этом зале, а потом меня перевели в какую-то будку, где меня начал «допрашивать», как впоследствии я установила, следователь СБУ Борисов И.Б. Причем никаких повесток, свидетелей и документов, на основании которых со мной так поступили, предъявлено не было.

- Какие вопросы Вам задавали?

АГ: Насколько я теперь уже понимаю, вопросы предполагали нужный следователю ответ, которого я ему объективно дать не могла. Некоторые были просто абсурдными. Например, «Заходил ли Захар Чистяков на сайт Партии Регионов?», хотя такая возможность есть у любого пользователя Интернета. Для меня этот вопрос был особенно смешон, поскольку следователю СБУ наверняка должно было быть известно, что я работала с этим сайтом в качестве администратора, будучи сотрудником КРО ПР. Я даже ожидала от следователя вопроса – «А не давали ли Вы Захару Чистякову данных для входа на этот сайт?», но его не последовало. Также следователь спрашивал, «Хвастался ли Захар Чистяков тем, что скоро у него будет много денег?», «Постоянно ли Захар Чистяков с ноутбуком (который, кстати, мы приобрели совместно)?» и другие подобные вопросы.

Когда я усомнилась в законности всего происходящего, я сказала, что «протокол допроса» я подписывать отказываюсь, на что Борисов заявил: «Я сейчас найду понятых, и в их присутствии Вы подпишете то, о чем мы говорили».

Потом следователь удалился, а со мной остались какие-то молодые ребята. Отвечать на телефонные звонки мне так и не давали. Примерно через полтора часа на балконе рядом стоящего здания появился Захар в сопровождении группы мужчин, в совершенно неадекватном состоянии. Еще через какое-то время нас уже совместно посадили в одну машину, завезли в гостиницу за вещами и повезли в Симферополь. Ключи от гостиницы пришлось оставить на столе номера.

В Симферополе нас высадили у здания ГУ СБУ в АР Крым на бульваре Франко. Следователь Борисов, который меня допрашивал, потребовал, чтобы мы написали расписку о том, что явились в СБУ самостоятельно (сопроводив фразой - «Ну вы ж понимаете, что в 3 часа ночи никто не дает показания»). Затем Борисов сказал, что сейчас произойдет выемка у Чистякова. Меня удивило, что в «мгновение ока» появились двое понятых – абсолютно трезвые, молодые ребята, которые «гуляли» ночью возле СБУ. Да еще и с паспортами. Не буду описывать всю процедуру «выемки», однако в начале 4 утра нас просто выпустили из здания СБУ. Первым делом я написала СМС родным, что со мной все в порядке. Мы вызвали такси и поехали в дом, где тогда была мама Захара.

- Захар, дополните эту историю деталями о том, что происходило с Вами.

ЗН: Меня по приезду сразу завели в КПП. Там я просидел примерно часа полтора-два. Потом завели в какой-то зал, посадили на стул и начали пинать по ногам, стучать по спине, бряцать наручниками, орать, угрожать «лишением мужской девственности». При этом заставляли признаться в том, что я «завалил» сайт крымской Партии Регионов. На мои попытки объяснить, что я не являюсь специалистом в IT-технологиях и не понимаю половины терминов, которыми они оперируют, мне отвечали силой.  Это продолжалось примерно 2 часа. Мне отказывались говорить, что с Аней, а учитывая то, как они действовали, я предполагал даже самый худший вариант.

Потом меня перевели в какой-то кабинет, сказали расписаться на куче листов бумаги и вывели на балкон – показали, что Анна жива и здорова. Также мне дали позвонить маме. Сказали, что я еду в СИЗО, потом о том, что я буду жить с их сотрудником.

Остальную историю уже рассказала Аня и мне нечего добавить.

- Информация о том, что вас захватили, появилась в Интернете еще 18 числа. Уточните, каким образом?

ЗН: В момент нашего захвата я говорил с мамой по телефону. Через наушник. Телефон они забрали, наушник забрали, но (!) – не отключили телефон! Моя мать слышала все, что происходило далее, и об этом она рассказала в интервью и комментарии Новому региону (http://www.nr2.ru/crimea/408890.html). Особо важной информацией является то, что те, кто забрал мои вещи и технику а) были удивлены тем, что я – это я по документам; б) они вносили в наш ноутбук какую-то свою информацию.

Мама сразу подняла моих братьев, а они – друзей и коллег. В эту ночь не спало несколько тысяч человек. К утру было порядка полутора тысяч публикаций в СМИ. Братья с Павлом Золотаревым выехали в Ялту, где им почему-то сказали ехать во 2 Ливадийский РОВД (на подчиненной территории, как стало известно впоследствии, мы и находились, хотя захватили нас на территории 1 РОВД). Там мой брат Олег пытался написать заявление об утрате связи со мной. Однако эти попытки выглядели больше как допрос Олега. В то же самое время второй мой брат Роман был на улице и слышал разговор по телефону одного из милиционеров – «Приехали братья этого. Ну что там с десяткой?». В результате усилий моих друзей уже в Киеве, ситуация по мне попала в сводки к главе МВД, и приехал начальник РОВД, который сказал, что заявление будет принято.

Через пару недель к нам приехали следователи из Ялты, они взяли показания, однако просили дать и показания по 63 статье Конституции – то есть отказаться от заявления. Потом дело явно передали в Симферополь, и опять следователь пытался договориться с нами о том, чтобы мы давали именно по 63 статье.

- Что вы делали далее?

АГ: Месяц мы не выходили из дома. Учитывая то, как нас «задерживали» в Ялте, мы просто не хотели, чтобы ситуация повторилась. За все это время нам не предоставили никаких документов и правовых оснований для такого нашего «задержания».

- Какие-либо правовые основания для вашего т.н. «задержании» вы обнаружили впоследствии?

ЗН: Никаких. Мы не получали никаких повесток. Мало того, на тот момент не было даже возбуждено дело. Ознакомившись с ним, мы узнали, что дело вообще было возбуждено только  поздно вечером 18 октября, после того, как я подписал все подсунутые мне бумаги. Об открытии дела выбивавшим из меня признание следователям сообщили из Симферополя по телефону. То есть все действия, которые производили работники СБУ до этого момента, получаются «по собственной инициативе», однако все же за деньги налогоплательщиков  и при этом в нарушение норм Уголовно-процессуального Кодекса. Когда на самом деле было возбуждено дело – остается только догадываться. Мало того, некоторых из тех, кто нас захватывал, мы наблюдали в ресторане «История» на протяжении всего 18 числа. Кто это? Работники СБУ? Или работники штаба ПР? Когда нас «задерживали», то велась видеозапись, которая четко подтвердит, что была уже ночь…

- Почему вы акцентируете на этом внимание?

ЗН: Потому что, ознакомившись с материалами дела, я отметил, что т.н. «явку с повинной» и подписи на всех документах, что мне подсунули, я, якобы, давал в 19 часов. Но в это время мы с Аней еще были в ресторане «История», а свою мать я набрал примерно в 20:30, когда мы из него вышли. И это зафиксировано в СМИ. Но ведь это бы противоречило УПК! Вот и старались подогнать под нужное время… Мало того, во всех экспертизах и распечатках телефонной связи указывается, что с моего ноутбука и моего телефона были осуществлены попытки выхода в интернет, звонки и т.д. даже после 22:00. Однако все это время он был уже у т.н. «следователей». Фактов подтасовки масса. Ниже я предоставляю вам маленькую справку, в которой видно, что только за 18 число следователи «наработали» 165 стр. дела, совершено порядка 20 процессуальных действий. Молодцы! Такой бы пыл был у следователей по раскрытию убийств, хищений, финансовых махинаций, поимки Мельника, наконец…

ТЕКСТ МАЛЕНЬКОЙ СПРАВКИ:

9. Факты, доказывающие, что дело сфабриковано

9.1. Заявление Могилева написано 17.10.2012 и в этот же рабочий день доставлено в ГУ СБУ в АРК почтой (см. допрос Видашенко от 11.03.2013).

9.2. За один день 18.10.2012 ГУ СБУ в АРК проделана следующая работа:

1. УКР ГУ СБУ в АРК собраны материалы на 88 страницах, которых, кстати, в материалах дела нет. Материалы с уведомлением от полконика В.Геть (на 1 листе) направлены в следственный отдел ГУ СБУ.

2. Написан Рапорт о выявленном преступлении заместителем начальника 2 отдела УКР ГУ СБУ майором Н. Черных на имя начальника ГУ СБУ в АРК Тоцкого В.В. (на 1л.). Наложена резолюция Лесюком Р.Н. (Тоцкий В.В., по некоторым данным, в это время находился в отпуске или в отъезде – об этом косвенно свидетельствуют другие документы, подписанные в этот же день ио начальника Лесюком Р.Н.).

3. Написано требование о выделении специалиста и направлено Генеральному директору ОП «Крымтеплокоммунэнерго» (на 1л).

4. Выделен специалист, которому предоставлены материлы по делу (которое еще не возбуждено – постановление вынесено после 21: 00 (см. допрос Видашенко). Среди материалов, предоставленных специалисту, имется заявление Могилева от 18.10.2012 (хотя имеющееся в материалах дела заявление датировано и зарегистрировано 17.10.2012), объяснение системного администратора сайта от 18.10.2012, объяснение представителей хостинга и письмо ГУ СБУ об обстоятельствах дела (этого письма в материалах дела также нет).

5. Составлено заключение специалиста (на 5 листах) и направлено в ГУ СБУ. К заключению также приложены выписка из приказа в отношении данного специалиста (1л.) и выписка из трудовой книжки (1л.).

6. Взято объяснение у системного администратора сайта Романенко (2л.). К объяснению приложен распечатанный ответ администратора хостинга (на 1л.) и распечатка адресов, с которых велась атака (1л.)

7. Установлено причастное к делу лицо, задействованная в деле техника (но дело еще не возбуждено), установлено местонахождения причастного лица и техники (прогулка по улицам г. Ялта), в г. Ялта направлена «группа захвата» во главе с майором Н.Черных и подполковником И.Борисовым (хотя Борисов еще не в деле, поскольку дела еще нет). Проведен захват, обыск и запугивание причастного лица.

8. Записана «явка с повинной» причастного лица на 3л., распечатаны и подписаны приложения к ней на 43 л.

9. Допрошена задержанная вместе с причастным лицом свидетельница Богданова А.Г. ( 5л.).

10. Взяты с обоих захваченных расписки о добровольной явке в ГУ СБУ (2л.).

11. Возбуждено уголовное дело и написано постановление (на 2л.).

12. Сообщено по телефону в Ялту о возбуждении дела.

13. Захваченные вывезены в г. Симферополь в ГУ СБУ.

14.Написано постановление о принятии дела к своему производству И.Борисовым (1л.)

15. Отправлено уведомление о возбуждении уголовного дела начальнику УКР (на 1л. и приложение на 2л.)

16.Направлена информация о возбуждении уголовного дела начальнику отдела прокуратуры АРК Осипенко А.А.(1л. и приложение на 3л.)

После этого в ночь с 18.10.2012 на 19.10.2012 в Симферополе было допрошено в качестве свидетеля взятое в г. Ялта «причастное лицо», вызваны понятые (в 3 часа ночи) и произведена выемка техники, составлен протокол выемки.

Итого объем работы ГУ СБУ в АРК за 18.10.2012 только в дневное время выразился в 165 листах (твердых копиях), не считая физических действий и ночной работы. Есть также основания полагать (и некоторые указанные выше факты это подтверждают), что часть документов за 18.10.2012 в деле отсутствует, а потому определить их объем не представляется возможным.


- Какие еще моменты вы могли бы отметить в данной ситуации?

ЗН: Обзывание меня «IT-специалистом» и «киевлянином», как говорят в народе – «веселит».

Также в материалах дела, переданных в Прокуратуру, отсутствует моя т.н. «явка с повинной». О ней я говорил выше. В, якобы, моих переписках, которые предоставлены Прокуратуре, имеются яркие свидетельства вмешательства в мою технику – я сейчас жду заключение специалистов по этому поводу, однако они отметили при первом же ознакомлении, что информация в мои переписки «заливалась» извне. Дело фабриковалось «задним числом», о чем свидетельствует явная подтасовка фактов и документов. Вот пример – заявитель Анатолий Могилев писал заявление 17 числа, наверняка в рабочее время, поскольку зарегистрировано оно тоже 17 октября. А до 22:00 того же 17 октября ОТСУТСТВУЕТ сообщение хостинга о DDoS-атаке. И таких фактов – масса.

Также интересно, на основании чего, кем и каким образом организовывалась наша «наружка» и «прослушка»?  В том, что она велась – сомнений даже нет. Однако никаких санкций ни СБУ, ни МВД на это не имели.

Мне вменяют в вину, по всем документам, нелюбовь к Партии Регионов и лично Могилеву. Никогда в жизни не имел претензий ни к партии, ни к Могилеву. Даже наоборот – работал и на партию и на интересы Могилева. Почему все это дело имеет такую политическую окраску? Может, Могилева и партию кто-то хочет подставить? Может быть, не зря, осмеянный всеми СМИ и не только, Павел Бурлаков до сих пор остается Вице-премьер-министром Крыма и руководит штабом ПР? Может, не зря он опять пригласил работать в Крым никем из политологов-политтехнологов не уважаемого откровенного вора партийных денег Шпилия?

Вопросы риторические. Посмотрим…

АГ: После таких событий становится неуютно жить. Абсолютно нет уверенности, что такое не может повториться в любой момент. Если тогда действовали сотрудники СБУ, то возникает вопрос - на каком основании, и почему структура, призванная обеспечивать безопасность страны и ее жителей, создает ситуации с четко противоположным характером. Я не считаю, что живя как бы в мирное время, человек, идя по улице, должен озираться по сторонам - а вдруг кто-то посчитал его преступником и сейчас заломают руки и посадят в «бобик», без разбирательств и выяснений. Потому, безусловно, я хочу получить ответ из прокуратуры, кто тогда занимался нашим «задержанием», на каком основании? И независимо от того представители ли это официальных структур или просто наемные ребята с улицы - в этом должны разобраться.



Комментарии

  -1 #1 Роман 10 сент. 2013 г., 7:50:51
Раньше нужно было думать, когда брался за такое дело. А теперь конечно пытается строить из себя невиновного, научился у наших политиков. Те тоже как найдут приключений на свою задницу сразу в больничку ложатся, а Чистяков решил таким образом "заболеть"

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Минулої доби залишалася напруженою ситуація на Маріупольському напрямку. Тут унаслідок обстрілів російських окупаційних військ отримали поранення двоє наших військовослужбовців

подробнее
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.