mogno vse

Президент Всемирной ассоциации юристов: на решения некоторых судей влияет не политика, а деньги

Так уж повелось, что в сегодняшней Украине очень много говорят о законности, но очень мало кто ее придерживается. Законы нарушают все: от народных депутатов, до простых граждан. Первые идут на нарушения, чтобы получить определенные дивиденды, вторые – дабы не платить налоги или для того, чтобы облегчить себе в чем-то жизнь. И трудно апеллировать к Верховенству права, поскольку в Украине закон – как дышло. Да и судебная система прихрамывает. Но, тем не менее, многие даже в таких условиях хотят доказать свою правоту в том или ином вопросе. Так, например, некоторые киевские адвокаты оспаривают в судах решения ВККА относительно пятого съезда адвокатов, несмотря на то, что председатель ВККА заявил о том, что эти решения законны. Но «Конфликты и законы» не хотят в этом вопросе ограничиваться несколькими мнениями. А потому и обратились к президенту Всемирной ассоциации юристов, сенатору-министру международного парламента Безопасности и мира, председателю Союза юристов Украины Валерию Евдокимову, чтобы еще и он прокомментировал эту проблему, а также ответил на многие другие вопросы, ответ на которые важен как для юристов, так и для граждан, далеких от юриспруденции. - Валерий Александрович, как Вы думаете, кто заинтересован в том, чтобы назначение трех членов Высшего совета юстиции от адвокатуры было слегка заполитизировано?
 
- На съезде в Одессе я присутствовал в качестве почетного гостя, хотя в одной из областей я был избран в качестве делегата съезда. Однако я решил, что нет необходимости, принимать участие в съезде в этом качестве, дабы никто не смог меня упрекнуть в личной заинтересованности (все же, кроме всех моих званий, я имею и адвокатское удостоверение, уже давно выданное мне в Одессе, а потому могу вести адвокатскую деятельность, хотя такой необходимости никогда и не возникало). Кроме меня, на съезде присутствовало еще два депутата ВР, которые видели, как съезд был организован и как он проходил. Но я бы не сказал, что политика как-то влияла на его проведение и на избрание  членов Высшего совета юстиции от адвокатуры. По крайней мере, я ничего подобного не ощущал. На съезде я беседовал с тем же Андреем Портновым, но мы с ним не касались темы избрания в Высший совет юстиции каких-то конкретных лиц. Поэтому я могу однозначно сказать, что никакого нагнетания со стороны политических сил не было.
 
- Значит, можете сказать: были ли приняты с нарушением требований действующего законодательства  такие решения, как:
- Решение № N / / 13-239 «О дате проведения V Съезда адвокатов Украины»,
- Решение № N / / 13-240 «О составе оргкомитета по вопросам организации и проведения V Съезда адвокатов Украины»,
- Решение № N / / 13-241 «О норме представительства на V Съезде адвокатов Украины»,
- Решение № N / / 13-242 «Об утверждении проекта повестки дня V Съезда адвокатов Украины»,
- Решение № N / / 13-243 «Об утверждении порядка избрания делегатов V Съезда адвокатов Украины»,
- Решение № N / / 13-244 «Об утверждении регламента V Съезда адвокатов Украины»,
- Решение № N / / 13-245 «Об утверждении предварительной сметы V Съезда адвокатов Украины»?
 
- Мне известно, что существует ряд решений ВККА по вопросам организации съезда, которые кому-то из адвокатов не нравятся. Но я их не читал (поскольку не имел никакого отношения к его организации). Однако я имею достаточно большой опыт в организации и проведении подобных съездов (все же я 15 лет возглавляю Союз Юристов Украины), поэтому уже на подсознательном уровне чувствую, когда что-то происходит не так. А на съезде в Одессе я не увидел ничего такого, из чего следовало бы раздувать скандал. Более того: все решения на съезде оглашались господином Высоцким (которого большинством голосов избрали председательствующим), а значит, он имел полномочия его проводить, а также оглашать все решения (а ведь вопрос состоит в том, что адвокаты высказали свое недовольство относительно того, что ВККА взяло на себя полномочия организации этого съезда), но ведь он перед началом 5 съезда огласил, что решение о том, что оргкомитетом съезда является ВККА, было принято на предыдущем съезде адвокатов. И я знаю, что это соответствует действительности. Но во время этого заявления никто из адвокатов ничего против не говорил, а значит, вопрос был рассмотрен и принят.
 
- Как бы Вы прокомментировали желание некоторых киевских адвокатов отменить эти решения через суды?
 
- Конечно, адвокаты имеют право обращаться в суды. Мы живем в демократическом обществе, где каждый может отстаивать свое мнение и как адвокат, и как гражданин, если он с чем-то не согласен. И я считаю, что это правильно, когда человек не обливает кого-то грязью, а обращается в суд, а уже эта инстанция принимает решение. Кстати, я слышал, что кто-то говорил, о том, что на съезд не приехала какая-то часть киевских адвокатов. Но, тем не менее, большая часть представителей от Киева взяли участие в съезде (а меньшая, среди которой и Коннов - нет). Потому-то этот вопрос обсуждать не стоит. И, должен сказать честно, что мне не интересно участвовать в тех конфликтах, которые сегодня возникли, поскольку в их основе лежит желание возвеличиться. Киев – столица, и каждый хочет проявить здесь свои амбиции, получить  какой-нибудь портфель. Хотя я всегда, выступая перед киевскими адвокатами, поддерживал их желание быть активными. Однако всегда задавал один и тот же вопрос: а вы что-нибудь сделали полезного для адвокатуры за все время ее существования? Я, например, таких примеров привести не могу. Если, например, Союз Юристов Украины всегда проявляет свою активность (как, например, когда мы отстояли права украинцев, потребовав отменить закон, позволяющий задерживать граждан без особых  на то оснований (до выяснения обстоятельств) около месяца), то в чем проявляется деятельность некоторых адвокатов? Ведь сегодня даже не принято ни закон, ни изменения в Закон «Об адвокатуре». Правда, когда я еще был депутатом ВР чертвертого созыва, я мог бы посодействовать тому, чтобы этот документ был принят (поскольку депутаты мне доверяли, считались с моим мнением, а потому поддержали бы мое предложение). Но я не хотел тогда что-либо предпринимать относительно этого вопроса, поскольку Верховная Рада в тот момент больше была похожа не серпентарий, и у меня не было желания договариваться с главами фракций о чем-либо. И на сегодняшний день существуют ряд законопроектов «Об адвокатуре», которые полностью противоречат друг другу. Некоторые – можно объединить, некоторые – нет. Но, тем не менее, что-то нужно делать и как-то их нужно между собой увязать. А другого выхода нет, поскольку только так вопрос с вышеупомянутым законом можно решить.
 
- Валерий Александрович, как Вы относитесь к такому вопросу, как обжалование итогов выборов Президента Украины в судах?
 
- В соответсвии с нормами закона «О Выборах Президента Украины», споры, которые касаются установления итогов результатов голосования, могут рассматриваться только в Высшем административном суде Украины. Раньше, в порядке кассации, их можно было оспорить в Верховном суде Украины, но в закон внесли изменения, и теперь рассмотрение этого вопроса должно заканчиваться на уровне ВАСУ. И, в принципе, это правильно, поскольку чем меньше инстанций, которые имеют право на рассмотрение этого вопроса, - тем лучше. А ВАСУ должен рассматривать этот вопрос в полном составе. И так как это предусмотрено законом – говорить больше не о чем. Будет принят другой закон – будет выполняться он.
 
- Валерий Александрович, а как Вы, как президента Всемирной ассоциации юристов Украины, отнеслись к тому, что наши парламентарии в промежутках между первым и вторым туром президентских выборов внесли изменения в Закон «О Выборах Президента Украины», ведь в европейских странах подобное, все же, недопустимо…
 
- Правовой номы, запрещающей вносить изменения в закон между турами выборов, - не существует. Другое дело – международная практика в подобных вопросах. В одних странах подобное приемлемо, в других – нет. Конечно, с точки зрения формальностей – закон принят правильно, а с точки зрения этичности – не очень. В принципе, депутаты давно могли внести подобные изменения и уже между турами выборов ничего подобного не принимать. А что касаемо организации выборов, то для нашей страны подобные изменения абсолютно оправданы, поскольку (так уж сложилось) выборы контролируют две противоборствующие политические силы. И если бы подобные изменения не были внесены, то голосование могло быть попросту сорвано. Внесение этой нормы, с моей точки зрения, было вынужденно. И я был уверен, что Ющенко этот закон подпишет.
 
- Как Вы думаете, почему в украинских реалиях юриспруденция переплелась с политикой?
 
- Ну, я бы так однозначно не говорил. Правда, политики хотят иметь в своем распоряжении судей, способных принимать решения в их пользу. А что может повлиять на судью? Деньги! Я не хочу обвинять весь судебный корпус в продажности (в этой области работает очень много порядочных людей!), но есть определенное количество судей, которые не прочь за деньги решать чьи-то вопросы. Но «продавить» судью по политической линии – невозможно. Судьи – внепартийные. Другое дело, если какой-то политический деятель помог судье занять определенную должность. Но и это сложно, поскольку, чтобы занять высокую должность, судьи проходят не одну комиссию. Так что чаще всего на решения некоторых судей влияет не полтика, а именно деньги.
 
- Валерий Александрович, как Вы относитесь к тому, что Генеральная прокуратура будет инициировать увольнение еще двух судей Киевского административного апелляционного суда (несколькими днями раньше еще против одного судьи было возбуждено уголовное дело)?
 
- И генеральный прокурор и его заместитель являются членами Высшего Совета Юстиции. А инициировать вопрос об увольнение судьи за нарушение присяги могут только два субъекта: квалификационная комиссия судей и член Высшего совета юстиции. Поэтому вышеупомянутые граждане могут инициировать вопрос об увольнении судей. Но, если дело касаемо судьи первого назначения, то увольняет Президент. Если судья работал на должности уже бессрочно, то увольняет Верховная Рада. И все вопросы увольнения идут через квалификационную комиссию (если есть необходимость), либо решаются через рассмотрение на заседании Высшего совета юстиции с обязательной проверкой всех фактов. Если судья работал бессрочно, то его дело еще должно быть рассмотрено на парламентском комитете, а потом проголосовано депутатами. А просто так уволить судью  невозможно. Даже если в этом заинтересован какой-то политик или политическая партия. Хотя я прекрасно понимаю, что, в отличие от депутатов того же четвертого созыва, когда каждый нардеп имел возможность самостоятельно принимать решения, сегодня депутаты голосуют только так, как сказал глава фракции.
 
- Когда-то мы с Вами обсуждали деятельность судейской системы в Украине, и тогда Вы говорили, что ответственность судей была бы выше, если бы их избирали на должности. Что Вы думаете сейчас по этому вопросу?
 
- В некоторых странах судей действительно избирают народом. Но в этих государствах хорошо поставлена работа СМИ, которые очень внимательно изучают кандидатуру на должность судьи и обязательно освещают всю информацию о таком кандидате. Но в этих странах у самих граждан очень активная гражданская позиция. Люди отслеживают эту информацию и обсуждают ее. Кроме того: в этих странах также существуют суды присяжных. Поэтому судья, попав на должность, понимает, что находиться под пристальным наблюдением общественности. В Украине, сегодня, судей не избирают. И я думаю, что на сегодняшний день это правильно, поскольку украинское общество еще не подготовлено к тому, чтобы активно принимать участие в этом вопросе (возьмите во внимание хотя бы явку на выборах, когда определенная часть населения их просто проигнорировала). Но, с другой стороны, граждане заинтересованы в том, чтобы судопроизводство в Украине было объективным, непредвзятым и с точки зрения закона - чистым. Что для этого следует сделать? Изменить формирование судебного корпуса, поскольку на сегодняшний день, с моей точки зрения, оно происходит неправильно. Так, например, я не понимаю, как может быть, чтобы Президенту подавали представление на первое назначение судьи и чтобы в течение двух недель указ не был подписан. Или чтобы президент отказывался его подписывать. Или чтобы Верховная Рада отказала в принятии представления, как о том просил Высший суд. В мою бытность подобного произойти не могло. А сегодня такого указа можно ждать месяцами, а то и годами, а некоторые представления просто отклоняются абсолютно по непонятным причинам.
 
- Так, может, чтобы облегчить вопрос назначения судей, следует упразднить Высший совет юстиции?
 
- Так этот орган и не имеет полномочий назначать судей. Он только вносит представление, а полномочия назначения имеет только президент и Верховная рада, которые могут или согласиться или нет. Я считаю, что давать на рассмотрение депутатского корпуса назначения судей – не правильно. Ведь судья, решая вопрос, всегда будет не удовлетворять одну из сторон. А недовольная сторона будет жаловаться депутату в своем округе, а после нардеп голосует против назначения. Судьи должны быть независимыми. Поэтому при избрании судьи нужно, чтобы он обязательно проходил квалификационную комиссию, а потом его кандидатура обсуждалась уже в Высшем совете юстиции. Между прочим, в этом конституционном органе состоит двадцать человек, которые, кстати, избираются съездами. И мне кажется, что Высший совет Юстиции мог бы формировать судебный корпус и нес бы за это ответственность.
 
- Но сначала, наверное, следовало бы провести судебную реформу?
 
- Поверьте, что украинцев не интересует судебная реформа как таковая. Гражданам важно, чтобы при необходимости обращения в суд их иски были рассмотрены в минимальный срок (хотя бы в течение двух недель, а не так, как происходит сейчас). И налогоплательщика не должно волновать, как это будет происходить. Если же судья не укладывается в это время – пусть оставляет свой пост. Вот это – начало судебной реформы. Далее: если одна из сторон не довольна принятым решением, то в течение недели она подает апелляцию. И Апелляционный суд на протяжении двух недель ее рассматривает. А главное, что именно апелляционный суд ставил бы точку в деле, и обжаловать его решение было бы не возможно. А  сегодня люди годами судятся, когда тот же Верховный суд отправляет дело в суд первой инстанции, и рассмотрение дела начинается сначала. Хотя, конечно, при этом нужно ввести ответственность судей. Для чего в закон «О судоустройстве» следует внести изменения, которые будут регламентировать: если судья уволен за нарушение присяги, он теряет все льготы, лишается права на всю жизнь работать на государственной службе и права на судейскую пенсию. Если судья нарушил процессуальное право (не важно: умышленно или по халатности), его однозначно следует увольнять с должности. Ответственность в обоих случаях должна быть одинаковой. Что же до нарушений материального права, то в этом случае нужно внимательно подходить к рассмотрению вопроса. Конечно, если судья умышленно его нарушил, то это сразу же видно (особенно, если все «притянуто за уши»), но если есть спор о применении материального права, то его как раз и может разрешить вышестоящая инстанция. Вот в этом и заключалась бы судебная реформа.
 
Оксана КОТОМКИНА


Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Последние новости

Загалом, минулої доби, зафіксовано 10 прицільних обстрілів опорних пунктів Збройних Сил України. Унаслідок ворожого вогню поранення зазнав один український захисник

подробнее

Опрос

Что принесет Украине закон о реинтеграции Донбасса?

pp
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.