mogno vse

Женщине, ставшей калекой в ДТП, суд первой инстанции отказал в возмещении компенсации

Состояние судебной системы Украины уже давно стало притчей во языцех. К сожалению, суды перестали выполнять функции справедливости и верховенства права, превратившись в машину, топливом для которой служит денежная купюра. Да и сама правоохранительная система, изначально призванная защищать общество, сегодня олицетворяет структуру, которая, с одной стороны, благоволит к мажорам, убийцам и рейдерам, а с другой – открывает криминальные дела на свободолюбивых граждан, протестующих против застроек и пытающихся защитить собственные права.

Как рушиться жизнь
 
Пострадавшая в ДТП
Любовь Трохимчук.
Фото
«Конфликты и законы» 
 
Для Любови Трохимчук 25 октября 2007 года стало тем роковым днем, который полностью изменил ее жизнь, привнеся в реальность ее семьи боль, горечь, обреченность и разочарование. Именно с этого момента ее жизнь разделилась на «до» и «после» аварии, которая произошла отнюдь не по ее вине. 
 
Утро того октябрьского дня не сулило каких-либо изменений. Собираясь на работу, Любовь Николаевна, как всегда, хлопотала по хозяйству  и уже распланировала, что нужно будет делать, вернувшись с работы. Но всем ее замыслам не суждено было сбыться, поскольку вернуться с работы здоровой она уже не смогла.
 
Возвращаясь после трудового дня домой, Любовь Николаевна, как обычно, села в маршрутку Боярка-Княжичи. Подъезжая к своему селу, она подошла к выходу и, услышав визг тормозов, потеряла сознание. Придя в себя, еще ничего не понимая, осознала, что в кармане звонит мобильник. Взяв трубку, услышала взволнованный голос мужа. На его вопрос, где она находиться, только и успела сказать, что в маршрутке. «Той, что попала в аварию?» - спросил дрожащий голос мужа. «Да» - ответила она.
 
Когда ее достали из покореженной маршрутки, она ощутила острую боль в груди, но, увидев родное лицо мужа, превозмогая боль, попыталась подняться на ноги, чтобы идти, ведь, как ни как, до ее дома оставалось каких-то пятьсот метров. Однако ноги не слушались и, приподнявшись, Любовь Николаевна рухнула на землю.
 
А потом были два страшных месяца в больнице и инвалидная коляска, к которой ее приковала безалаберность молодого лихача, который и до этого рокового случая на протяжении 2007 года совершил более 15 административных правонарушений, большинство из которых – превышение скорости.
 
Покуда Любовь Николаевна лежала в больнице, пострадавшие (а их оказалось 17 человек) наняли юриста, который и должен был представлять их интересы в суде. И, казалось, что суд (в котором работают живые люди) должен был бы со всей строгостью закона подойти к рассмотрению этого дела, поскольку виновник ДТП был не таким уж белым и пушистым, и авария, произошедшая по его вине, была не случайной, потому как Александр Шатрюк, (который в тот роковой вечер на КамАЗе врезался в маршрутку), уже привык нарушать правила дорожного движения.
 
Реальное правосудие: не судите, да не судимы будете
 
Но украинский суд – самый гуманный суд в мире. Он вынес свой вердикт. Виновника аварии приговорили к пяти годам лишения свободы по ч.2 ст. 286 Криминального Кодекса Украины с лишением права садиться за руль на протяжении трех лет, а по ст. 75 этого же кодекса смягчили приговор, освободив его от основного наказания с испытательным сроком на три года. То есть, что лихач, который на момент аварии уже имел 15 административных правонарушений, большинство из которых - за превышение скорости и который стал причиной смерти одного человека и увечий еще шестнадцати, для суда был невинным агнцем, не заслуживающим сурового наказания.
 
Более того, уже на суде выяснилось, что обвиняемый характеризуется положительно и что как опытный водитель водит авто с 2002 года. Но в тех же материалах дела указано, что права он получил только лишь в 2006 году, то есть за год до роковой аварии, успев при этом за этот период 15 раз нарушить правила дорожного движения.
 
Однако для суда доводы адвоката обвиняемого были более вескими. И суд принимает решение, которое не согласуется с элементарной человеческой логикой: взыскать с обвиняемого 50 тысяч в пользу мужа женщины, погибшей в аварии, материальной и моральной компенсации 59914, 12 коп., в пользу Киево-Святошинской центральной районной больницы и 1769,69 коп., и в пользу НДЕКЦ ГУ МВС Украины за судебные издержки. А вот гражданские иски других потерпевших суд оставил без рассмотрения. И аргументировал это тем, что в этом конкретном случае иски следовало предъявлять не к осужденному, а его работодателю (поскольку в момент аварии он был на служебной машине), а также к страховой компании, в которой был застрахован автомобиль.
 
Почему судья так решил – неизвестно. Как гуманный человек, он, в принципе, мог подсказать потерпевшим, как им себя вести. А как судья - имел право еще и в процессе рассмотрения дела привлечь в качестве третьей стороны и работодателя обвиняемого, и ту же страховую компанию, но, тем не менее, он этого не сделал.
 
И хотя юрист, которая была вовлечена в это криминальное дело изначально, могла подать апелляцию, но по каким-то только ей известным причинам она этого не сделала.
 
И потерпевшие остались одни на один с существующей украинской Фемидой, которая так лояльна к преступникам, и так неотзывчива к потерпевшим.
 
Хочешь отстоять правду? Не останавливайся
 
В принципе, вся судебная система Украины построена на том, что тот, кто ищет справедливости, в конечном итоге устанет ходить по инстанциям и – успокоиться. Да оно и понятно: суды могут длиться годами, да и не у всех есть деньги на адвокатов, которые смогут грамотно отстоять права человека. А затягивание времени все же выматывает. А у людей – семьи, работа. Однако тем, кто вопреки всей судебной и прокурорской проволочке, все же доходят до конца, часто удается добиться правоты. Но для того, чтобы достичь справедливости, все же нужно пытаться отстаивать свои права. И пример Любови Николаевны – тому подтверждение.
 

Муж потерпевшей 
Василий Трохимчук, которого суд Киево-святошинского района не признал представителем потерпевшей.
Фото
«Конфликты и законы»

 
Когда ее семья поняла, что преступник остался практически безнаказанным, и что возмещения ущерба так и не будет, они решили действовать. Муж пострадавшей, Трохимчук Василий Михайлович, сразу же обратился в суд, чтобы ему, как представителю потерпевшей, предоставили для ознакомления дело, чтобы он мог подать апелляцию. А так как именно он ходил на суд, то он не сомневался, что его действия законны. И то, что в судейской канцелярии ему дело таки предоставили, служило тому подтверждением. Каким же было его удивление, когда он получил ответ, что Киево-Святошинский районный суд Киевской области возвращает ему апелляционную жалобу на приговор Александра Шатрюка, поскольку муж потерпевшей не был признан представителем потерпевшей во время проведения досудебного следствия и судебного рассмотрения криминального дела в связи с отсутствием соответствующего ходатайства Любови Николаевны. И подписан ответ был судьей Бурбела, тем, который изначально оставил иски потерпевших без рассмотрения. Но если муж потерпевшей не имел права подавать апелляционную жалобу, то тогда было непонятно: а как ему вообще могли выдать на руки дело для ознакомления? Когда этим вопросом уже поинтересовалась адвокат, который стала представителем потерпевшей, то из того же суда пришел ответ, что, дескать, в канцелярии сидел некомпетентный секретарь, и за то, что он дал для ознакомления дело потерпевшей ее мужу, секретарю уже вынесен выговор.
 
Теперь апелляционную жалобу уже должна была бы писать сама потерпевшая, но сроки подачи апелляции уже прошли. Поэтому она обратилась в Киево-Святошинский суд с ходатайством о продлении сроков подачи апелляционной жалобы (аргументируя свое прошение тем, что срок апелляционного обжалования было пропущено по уважительной причине, поскольку она в связи с тяжелым состоянием здоровья (нарушением опорно-двигательного аппарата) полученного в результате ДТП не могла ознакомиться с материалами уголовного дела).
 
На что суд своим постановлением от 16 июля 2008 года ответил, что «изучив ходатайство, исследовав материалы дела, выслушав мнение прокурора, который возражал против продления сроков на апелляционное обжалование, суд не признает причины пропуска срока подачи апелляции уважительными в связи с тем, что реальных препятствий для обращения гражданского истца в установленный законодательством срок с апелляцией в суд - не установлено».  А поэтому суд постановил: отказать гражданскому истцу Трохимчук Л.Н. в восстановлении срока на апелляционное обжалование приговора Киево-Святошинского суда Киевской области от 23.05.2008 относительно Шатрюка А.М. Признать апелляционную жалобу гражданского истца Трохимчук Л.Н. на указанный приговор Киево-Святошинского районного суда Киевской области от 23.05.2008 года такой, которая не подлежит рассмотрению». И подписано это постановление было опять судьей Бурбела.
 
Почему этот судья так не хотел, чтобы потерпевшая таки могла добиться компенсации – только одному Господу Богу известно. Но, когда потерпевшая таки обжаловала это решение суда, то получила из прокуратуры Киево-святошинского района Киевской области документ, датированный 5 июня 2008 года, в котором указано, что прокуратура поддерживает апелляцию Любови Николаевны и что «приговор Киево-Святошинского районного суда Киевской области от 23.05.08 относительно Александра Шатрюка отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение». Да вот только не понятно: а как тогда воспринимать постановление, подписанное судьей Бурбела от 16 июля 2008 года, в котором четко сказано, что прокурор возражает против продления сроков на апелляционное обжалование, если практически за месяц до этой даты прокуратура подала свою апелляцию? Кто же тогда лукавит и нарушает закон, а заодно и права пострадавшей?
 
Место аварии, где пострадала Л. Трохимчук.
Фото
«Конфликты и законы»
 
 
Тем не менее, переписка с судом продолжалось. Когда адвокат девятого октября зашла в суд, чтобы поинтересоваться, когда же будет назначено судебное заседание, ее объявили некомпетентной, и сказали, чтобы ее подзащитная обращалась в суд с новым иском. Тогда адвокат обратилась в суд с письменным запросом (в надежде, что уж официальный ответ будет написан компетентно). Но десятого ноября адвокат потерпевшей Наталья Алпатьева получает письмо, подписанное председателем Киево-Святошинского районного суда Киевской области, в котором указано, что приговор суда от 23.05.2008 года относительно Шатрюка А.М. в части оставленного без рассмотрения гражданского иска потерпевшей Трохимчук Л.Н. отменен, дело возвращено на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства другим судьей. И в этом ответе опять указывалось,  что потерпевшей нужно обратиться в суд с соответствующим исковым заявлением.
 
Подобный ответ уже удивил адвоката Любови Николаевны, поскольку суд должен был назначить дату суда без каких-либо новых исков со стороны потерпевшей. Именно поэтому адвокат была вынуждена обратиться в прокуратуру Киевской области с жалобой, в которой, в частности, указала, что  ей «как специалисту в области права, всегда казалось, что передача дела на новое рассмотрение должно производиться на основании имеющихся в деле материалов, и ни о каких новых исковых заявлениях и речи быть не может». А поэтому Наталья Алпатьева просила прокуратуру осуществить меры прокурорского реагирования и поспособствовать восстановлению нарушенного права потерпевшей Трохимчук Л.Н. и привлечению лиц, виновных в нарушении ее прав, к ответственности.
 
Чего же ждать?
 
В этом деле очень много вопросов, на которые сложно дать однозначные ответы. Так, например, не понятно, почему прокуратура подала апелляцию на приговор суда от 23.05.2008 года относительно Шатрюка А.М. в части оставленного без рассмотрения гражданского иска именно только по потерпевшей Трохимчук Л.Н., тогда как в аварии пострадало семнадцать человек? Или все же представители этой структуры реагируют лишь на заявления тех, кто пытается добиваться своей правоты, а те, кто отступил и не захотел связываться с волокитой по судам и прокуратурам, так и останутся ни с чем?
 
Дай Бог, чтобы в этот раз правосудие таки восторжествовало и Любовь Николаевна, которая до аварии очень хорошо зарабатывала, а теперь вынуждена жить на нищенскую пенсию по инвалидности, получила моральную и материальную компенсацию. И ведь не обязательно ее должен выплачивать преступник. Закон устанавливает: если обвиняемый является неплатежеспособным, то помесячную компенсацию должно выплачивать государство. А оно уже, в свою очередь, решает, как эти деньги взымать с правонарушителя.
 
Но, судя по всему, вся система власти в стране (и судебная – не исключение) направлена на то, чтобы как можно меньше людей могли отстоять свои права, тем более в финансовой части вопроса…
 
Оксана КОТОМКИНА



Комментарии

  +0 #1 ВАладимир 26 июля 2010 г., 11:11:20
Ну и что вы намерены делать дальше, да-бы восторжествовала справедливость???

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Загалом, минулої доби, ворог провів 15 прицільних обстрілів. Загинув 1 український військовослужбовець, п’ятеро воїнів зазнали поранень, ще двоє травмовані

подробнее

Опрос

Что принесет Украине закон о реинтеграции Донбасса?

pp
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.