mogno vse

Что важнее: объективный суд или честь мундира?

vssu

 

Три года правления Януковича превратили судебную систему в структуру, играющую в игры: «кто заплатит больше» и «как сказал главный». Никакой объективности или правосудия в украинских судах в это время – не наблюдалось. Особенно это проявлялось, если в судебном процессе были задействованы мажоры, прокуроры, судьи или их дети и братья и сестры. Когда в судебном процессе появлялась такая личность, то об объективности суда можно было и не говорить. Все понимали: если в деле фигурирует судья (прокурор или другие мажоры), суд будет коротким и нелепым, потому что «небожителей» при Януковиче трогать было нельзя. Исходя из этого, новой властью и был разработан закон об амнистии, потому что очень многие люди были посажены в тюрьму незаконно или получили завышенные тюремные сроки, не соизмеримые с совершенным преступлением. Да и закон о люстрации судейского корпуса тоже не случаен, ведь слишком большое количество людей в мантии нужно убрать из профессии, потому что они не вершили правосудие, а либо брали деньги за решение вопроса, либо отстаивали честь мундира.


Судебный процесс, о котором сегодня пойдет речь, шел именно в тот период времени. Более того: преступление, что было совершено, было спровоцировано погибшим, - братом судьи, считавшим, что если брат занимает определенное положение в системе правосудия, то и он имеет право безнаказанно творить все, что посчитает необходимым.

Вот он и придумал занятную идею коммерциализации своих возможностей: стал брать у людей деньги для развития якобы совместного бизнеса, а сам эти средства спускал на свою вольготную жизнь.

Как сегодня уже известно из материалов дела (в судебных решениях этого нет)? погибший брал деньги у многих. И всем что-то наобещал, не собираясь эти деньги возвращать. Но только одна семья, попавшись на его уговоры, взяла для сотрудничества с ним деньги под залог земли в банке.

Когда знакомишься с материалами дела, а также тем, каким человеком был погибший, волей-неволей вспоминаешь анекдот об игре в преферанс:

Человека судят за убийство. Судья спрашивает:
- Подсудимый, расскажите, как было дело.
- Писали мы пулю, свидетель заказал 7 бубен.
Я нес пичку и покойничек - пичку, я трефу и покойничек - трефу...
- Ну так его же за это канделябром по голове, - перебивает подсудимого судья.
- Я так и сделал, - вздохнул подсудимый.

В случае осужденных за убийство отца и братьев Сидоренко любой судья, ознакомившись с той жизнью, что вел погибший, так бы и сказал, ведь ни один из них не хотел бы попасть в ситуацию, в которую попали осужденные братья и отец Сидоренко, когда деньги в долг брал брат судьи (а сегодня уже председателя одного из судов Киевской области) и отдавать их – не собирался.

В приговорах, что суда первой инстанции, что апелляции, что высшего специализированного, что опять же апелляционного есть одна существенная деталь, которую суд подтверждает, но которую не рассматривал. Во всех бумагах констатируется: погибшего принуждали к выполнению гражданско-правовых отношений. То есть, судьи всех инстанций констатировали, что отец и братья Сидоренко пытались заставить мошенника вернуть им деньги.

Другое дело, что, как утверждают сами осужденные, они – не собирались делать что-то плохое, ведь с убитого долг не взыщешь, а хотели лишь его напугать. Но во время разборок отец, признавший вину полностью, не рассчитал своих сил внушения и перестарался.

Конечно, суд, будучи объективным, должен был бы взять во внимание все факты этого дела. Но ни одна судебная инстанция на себя такие обязательства не брала. Когда в деле замешан судья, то честь мундира – превыше всего. Никто не обратил внимания на процессуальные нарушения в деле, никто не углядел и апелляционной жалобы прокурора, в которой он указывал на ошибки следствия (но которое почему-то потом - исчезло). Суду было не интересно, что суд первой инстанции полностью игнорировал все ходатайства адвокатов, не допросил всех свидетелей, совершенно не поинтересовался вопросом, почему же обвиняемые заявляли о пытках.

В условиях судебной системы Януковича все подобные вопросы – мелочны. Судьи всегда принимали решения, несогласно совести и УК, а относительно выгодности и нужности. В деле семьи Сидоренко вопрос стоял о нужности, поскольку погибшим был брат судьи.

Да, в нормальном правовом государстве такой ситуации возникнуть не могло. Обманутые братом судьи отец и братья Сидоренко обратились бы в суд, и система заставила бы мошенника вернуть деньги. Но в Украине, в условиях судебной системы Януковича (а ведь все помнят, что тогда даже хотели запретить журналистам писать о судьях и их родственниках, так оберегали тех, кто принимал правильные решения), осужденные понимали: результата при обращении в суд - не будет, так как суд примет не законное решение, а то, которое выгодно. Тем более что сам погибший бравировал своим умением решать вопросы через судебную систему.

Решение суда первой инстанции было суровым – всем троим суд дал пожизненное содержание под стражей. Но в украинских реалиях прокуратура, когда осознает, что приговор незаконен и может быть обжалован в апелляции, сама себя подстраховывает и также подает апелляционную жалобу. В случае отца и братьев Сидоренко она так и поступила. Апелляция от 31.05.12 года, поданная прокурором, принимавшим участие в рассмотрении дела судом первой инстанции, Будника И.А. было отмечено следующее: не оспаривая квалификации действий осужденных, апелляция вносится в связи с неполнотой и односторонностью судебного следствия и безосновательным немотивированным отказом удовлетворения гражданского иска потерпевших по делу. Неполнота и односторонность судебного следствия заключается том, что судом первой инстанции немотивированно не исследовано всех доказательств по делу , а именно : не допрошены потерпевшие и свидетели в криминальном деле. (А одним из свидетелей, которого не допросили и на допросе которого настаивали адвокаты осужденных, был брат погибшего – Василишин В. А. - ред). Кроме того, судом первой инстанции безосновательно отказано в допросе дополнительных свидетелей. Поэтому прокурор в своей апелляции просил: приговор Киево-Святошинского районного суда от 16.05.12 года отменить в связи с неполнотой и односторонностью судебного следствия. Также прокурор просил данное уголовное дело направить в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе.

Апелляционный суд, не смотря на процессуальные нарушения, не признание вины младшего брата и частичной вины старшего (при полном признании вины отцом) отменил пожизненное заключение и оставил отцу пожизненное заключение, а братьям дал по 13 лет тюрьмы.

Но потерпевшая сторона решила, что большие тюремные сроки – этого мало. И, надавив там, где нужно (и на прокуратуру в том числе) подала дело в Высший специализированный суд Украины по вопросам гражданских и криминальных дел с требованием пожизненного заключения для осужденных. И в этот раз прокуратура уже говорила о мягкости приговора Апелляционного суда, хотя раньше придерживалась другого мнения. Казалось бы, что изменилось? Почему прокуратура, не смотря на свою апелляцию на приговор суда первой инстанции, отреклась от ранее изложенного (что невольно наводит на результат телефонного права)?

То, что в деле (не прямо, а со стороны потерпевших) фигурирует судья, адвокат потерпевших хотел замять, а потому на одном из заседаний заявил, что адвокат со стороны обвиняемых обманывает суд. Но адвокат процитировал оппонирующей стороне показания в деле, и пришлось идти на попятную. Выходило, что это сторона потерпевших умышленно решила ввести суд в заблуждение.

Высший специализированный суд Украины по вопросам гражданских и криминальных дел решил, что суд первой инстанции был прав и что братьям и отцу Сидоренко нужно сидеть пожизненно, а потому, отправив дело опять в Апелляционный суд Киевской области, в своем постановлении указал: если по результатам нового рассмотрения дела апелляционный суд приходит к выводу о доказанности вины осужденных Сидоренко В.А. и Сидоренко Д.. в инкриминированных им преступлениях, то решение апелляционного суда в части смягчения назначенного местным судом наказания до 13 лет лишения свободы следует считать мягким.

Как заметила адвокат Адвокатского объединения Шевченковского района г.Киева Радионова Людмила Ивановна, защитник Сидоренко Виктора, это впервые в ее тридцатилетней адвокатской практике, когда  суд высшей инстанции дает четкую установку суду низшей инстанции, какой приговор выносить.

Суды в Украине и после свержения Януковича еще не стали на путь слепой Фемиды. Но закон о люстрации судей доказывает, что хромое левосудие должно уже превращаться в правосудие, а не защищать честь мундира или чьи-то интересы. Да и судьи Высшего специализированного суда Украины по вопросам гражданских и криминальных дел, наверное, хорошо понимают, что учитывая количество процессуальных нарушений закона в деле братьев и отца Сидоренко, а также нарушение шестой статьи Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, это дело может попасть в суд по Правам человека. А в обществе уже давно бытует мнение, что Верховной Раде Украины следует принять закон, согласно которому судьи, чьи решения ЕСПЧ были признаны незаконными, будут увольняться из системы без выходного пособия и льгот. Да, сегодня такого закона еще нет. Но он – обязательно будет, потому что Украина находится в пятерке стран, от которых в Европейский суд по правам человека ежегодно поступает большое количество заявлений. Чтобы такого не было, нужно, чтобы судьи сами выполняли закон и учитывали все нюансы рассматриваемых дел, а не стояли на защите чести мундира, потому что со стороны пострадавших есть глава одного из судов Киевской области.

Конфликты и законы



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Минулої доби російсько-окупаційні війська зосередили основні вогневі зусилля на Маріупольському та Донецькому напрямках. Один український військовий зазнав поранень

подробнее
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.