mogno vse

Двум участникам акции «Сохраним старый Киев» грозит 5 лет тюрьмы

Сегодня силовые структуры уже пытаются запугивать общество, становясь на сторону олигархов и их прихвостней (независимо от того, к какой партии те принадлежат). Гражданам, которые не соглашаются с полным произволом властьимущих (независимо от цвета партийных флагов), представители правоохранительных структур довольно цинично доказывают, что в Украине простой гражданин (без миллиона в кармане) – ноль без палочки, а потому ему легко с помощью силовиков можно заткнуть рот, дабы он не вылезал со своим недовольством против произвола богатых буратин.

 На фото: братья Андрей и Сергей Мовчаны, против которых
 сфальсифицировано уголовное дело


Конечно, сегодняшние действия представителей милиции, прокуратуры и судов хоть и циничны, но пока не носят массового характера, как, например, при коммунистах в 1932 году. Силовики еще осторожничают (все же Украина, якобы, демократическое государство). Но методы их работы уже начинают приобретать оттенки кровавой истории, когда уголовные дела фабриковались пачками, а людей без колебаний отправляли в тюрьмы и лагеря.

Фальсификация дела для правоохранительных органов нынче стала привычным делом. Если кому-то нужно упрятать человека за решетку, то силовики ему в этом помогают, поскольку полностью уверены в своей безнаказанности. И найти управу на оборотней в погонах тяжело, поскольку круговая порука и политическая воля – единственные законы, которые в нашей стране работают.

И никто из представителей власти ничего менять не собирается. Да оно и понятно, ведь та же власть с удовольствием использует правоохранительную систему для запугивания общества.

Доказательство тому - масса сфабрикованных милицией дел, которая сегодня не занимается своей прямой функцией – защитой общества от правонарушителей, но зато очень умело притягивает за уши криминальные статьи к людям, которые имеют храбрость отстаивать свою жизненную позицию или политические взгляды.

Наиболее популярной у силовиков является статья за хулиганство. Ее следователи навешивают на всех, кто готов выйти на протест то ли против власти, то ли против застройщиков. Да оно и понятно, статья удобная, поскольку в ней есть волшебная фраза «неуважение к обществу», а значит, под нее попадает любой, кто захочет бунтовать.

Андрей и Сергей Мовчаны, как и многие другие, не стали исключением. Их обвиняют в совершении группового хулиганства (ст. 296 ч. 2 КК) во время участия в акции протеста против застройки. И это не смотря на то, что городская прокуратура признала выделение земельного участка незаконным, а значит - закон-то нарушили застройщики! Но для тех, кому нужно закрыть дело, а заодно и запугать молодых людей – это не важно. Главное – выдвинуть обвинение, даже если оно шито белыми нитками.

27 июля над членами студенческого профсоюза «Прямое действие», которые также являются активистами инициативы «Сохраним старый Киев», Андреем и Сергеем Мовчанами в Соломенском районном суде должен был состояться суд. Но судья О.О. Криворот, увидев, что на защиту парней съехались активисты и пресса (причем, телекамер было много), решила, что ей лучше уехать на совещание к председателю суда, а то, что на это время назначено судебное разбирательство – это уже не имело никакого значения.

Конечно, судью понять можно, ведь дело-то, которое ей предстояло рассматривать, полностью сфабриковано. Как заявила адвокат братьев Мовчан Наталья Алпатьева, действия ребят, которые вышли протестовать против застройки, в самом уголовном деле квалифицируются иначе, чем те, какими они в действительности были. В обвинительном заключении сказано, что группа молодых людей, гуляя по парку, якобы решила поломать забор и этими своими деяниями противопоставили себя обществу. Тем более, что забором была огорожена территория, на которой собирались строить церковь, а значит, ребятам еще можно «пришить» и разжигание религиозной вражды.

  На фото: адвокат Наталья Алпатьева. Она считает, что против братьев
  Мовчан уголовное дело сфабриковано


«Но по материалам, которые существуют в деле, и по свидетельствам очевидцев (причем свидетелей обвинения!) легко доказать, что никто заборов просто так не ломал. Эти свидетели заявляют о митинге, который проводился против строительства церкви на территории парка. Более того, эти же свидетели указывают, что подобные митинги против застройки парка проводились и раньше, но в этот раз был произведен демонтаж забора. Причем, и об этом следует сказать, митинг проходил в пятницу в семь часов вечера, когда по закону любые строительные работы уже должны быть закончены. Поэтому обвинение, что демонтаж забора помешал проведению строительных работ, выглядит смешно, потому как в это время застройщики не имели права проводить какие-либо строительные работы. И если взять во внимание уже только этот факт, то действия ребят сразу же можно квалифицировать по статье 293 то есть – нарушение общественного порядка (хотя и это - обвинение с натяжкой, поскольку общественный порядок никто не нарушал). И согласно этой статье ответственность за митинг ложится на его организаторов и наиболее активных участников. Но в данном случае милиция пошла на фальсификацию, потому как если брать обвинение за хулиганские действия, то ответственность должны были нести все 50 человек, которые протестовали против застройки. Но если допросить всех участников акции, то станет ясно, что это был митинг, но такие доказательства не входят в интересы следствия. Поскольку тогда рассыпается вся доказательная база относительно статьи за групповое хулиганство. А так, осудив двоих ребят, застройщики доказывают общественности, что они в состоянии организовать криминальное преследование каждого, кто станет на их пути. А силовые структуры и суд в этом случае выступают инструментами запугивания, причем действенными. Поэтому на суде я буду подавать ходатайство, чтобы это криминальное дело отправили на дополнительное расследование именно на основании того, что правоохранительными органами этому делу была дана неправильная квалификация и следствие было однобоким. Тем более, что до этого уже был протест прокурора относительно законности выделения этого земельного участка в парке под застройку. А если был такой протест, то какое строительство во время проведения этого митинга могло вестись? Если же оно проходило, то выходит, что застройщики сами проигнорировали закон. Но к ним почему-то правоохранительные органы никаких претензий не предъявляют», - заявила нашему корреспонденту Наталья Алпатьева.

Конечно, легко обвинить митингующих в групповом хулиганстве и религиозной вражде. И, наверное, это устраивает и самих служителей храма, которые так красиво рассказывают своей пастве о человеколюбии, но при этом с чистой совестью соглашаются на то, что двоих молодых ребят могут посадить в тюрьму на пять лет только потому, что они хотят сохранить парковую зону.

А милиция, используя все механизмы, которые, в принципе, должны стоять на защите общества, применила их с точностью до наоборот: старший следователь Дьордяй в обвинительном заключении заявил: «реалізовуючи свій злочинний намір, Мовчан Андрій в групі з Мовчан Сергієм, знаходячись біля церковного храму парафії преподобного Сергія Радонежського разом з групою невстановлених слідством осіб, гуртом підбігли до огорожі церковного храму і, грубо порушуючи громадський порядок на грутні релігійної ворожнечі, з метою явної неповаги до суспільства, порушуючи загальноприйняті правила поведінки і моральності, прагнучи протиставити себе суспільству та показати зневагу до духовних цінностей громадян, почали наносити удари ногами по вказаній огорожі храму, з особливою зухвалістю руками повідривали дошки з огорожі. В результаті чого його зруйнували, спричинивши майнову шкоду».

Конечно, услышав подобное обвинение и не присутствуя на месте событий, любой человек согласиться с тем, что за такие хулиганские действия следует наказывать. Но ведь следователь-то в обвинении написал не то, что в реальности происходило, а значит, сознательно пошел на фальсификацию дела, и его задачей было защитить застройщиков (у которых, скорее всего, хорошая политическая «крыша») и обвинить ребят, дабы на их примере другим показать, что в этом государстве нечего отстаивать свои права, поскольку силовая машина всегда сможет найти на них управу.

В принципе, на суде обвиняемые, сославшись на протест прокурора о неправомочном выделении земли, а значит - невозможности проводить строительство, могли бы подать прошение о закрытии уголовного дела и прекращении в отношении их криминального преследования со стороны правоохранительных органов. Но суд, к сожалению, не состоялся. Ни адвокат, ни сами обвиняемые не смогли подать судье такие документы.

Но и это все еще цветочки. Ягодки – это фальсификация материалов данного уголовного дела. Например, как рассказала Наталья Алпатьева, во время просмотра видеоматериалов и оформления протокола просмотра, в протоколе не были указаны понятые, а когда адвокат поинтересовалась - где понятые, то следователь ответил, что их фамилии впишет после. Разве это не процессуальный абсурд? Однако позже и этот протокол был уничтожен. Следующий просмотр был с понятыми, но на просмотр уже предоставили совершенно другой ролик. А когда Наталья Алпатьева поинтересовалась у следователя - где тот ролик, который демонстрировался раньше, следователь ответил, что до этого никто ничего не смотрел и что раньше им ничего не показывали.

«Но был факт еще похлеще: мы знакомимся с материалами дела, на основании этого от руки пишем ходатайство о дополнении судебного следствия и жалобы на действия следователя (которые он отказывается принимать, поскольку потом ему нужно нести их со своими объяснениями в прокуратуру), а следователь Дьордяй цинично заявляет, что не знает статьи, на которую я ссылаюсь. Пришлось подавать жалобы через непосредственного начальника этого следователя, который и передал их Дьордяю. Так вот, потом этих жалоб никто не видел. Копии остались у меня, а оригиналы пропали. Поэтому, дабы дать этому делу дальнейший ход, в прокуратуру я уже отправляла копии, которые остались у меня.

Так же в деле не хватает некоторых ходатайств (они были уничтожены). Более того, кода мы в очередной раз пришли знакомиться с материалами дела, то выявили, что первые десять страниц, а также восемнадцатая и девятнадцатая - заменены на другие. Когда же я заявила следователю, что переписывала все страницы, он ответил, что это у меня все неправильно, а в деле все так, как нужно». – рассказывает Наталья Алпатьева.

И когда адвокат подала жалобу в прокуратуру Соломенского района, ей ответили, что они обратились в РУ ГУ МВД Соломенского района, чтобы они по этому инциденту провели расследование. На что из милиции поступил ответ, что еще в мае этого года РУ ГУ МВД Соломенского района отправило все документы в районную прокуратуру и что прокуратура доказала, что в них все обосновано законно.

Подделывались силовиками (дабы прикрыть свои прорехи в ведении дела) и подписи обвиняемых на протоколе об ознакомлении с постановлением о возбуждении уголовного дела (о чем адвокат подавала ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы). Но следователь дал ответ, что в проведении экспертизы отказано, поскольку все рассматривается в прокуратуре.

Вот вам и круговая порука. Ворон ворону глаз не выклюет. А то, что такими деяниями правоохранительных органов ломается судьба двух молодых людей – так это ерунда. Ведь хотят посадить не сыновей следователя, прокурора или депутата. А так - сына простого украинца. Такого легко можно отправить на нары. Авось, когда отсидит - поумнеет. По крайней мере, наверное, именно так мыслят правохранители, которые сажают невиновных в тюрьму только ради того, чтобы закрыть притянутое за уши дело и поставить галочку о выполнении плана.

И, к сожалению, в Украине подобных прецедентов более чем достаточно. Но если те, кто живет в столице, еще могут попытаться искать справедливость, то в глубинке - ее днем с огнем не сыскать. Вот так и попадают невиновные люди на скамью подсудимых, а после - и в тюрьму.

Уже всем известен случай в Донецком регионе, когда невиновная женщина, обвиненная в убийстве, умерла в тюрьме, а в работе правоохранительных органов так ничего и не изменилось. И это - скорее правило, чем исключение. Система так и продолжает работать, защищая властьимущих, высокопоставленных чиновников и самих силовиков. А люди, которые платят налоги и содержат всю эту машину, могут попасть в ее жернова и – пропасть.

А власть имущие преспокойно воспринимают такую милицию и правосудие, поскольку они сами заинтересованы в том, чтобы в стране существовала система, способная уничтожить человека, который готов выступить на защиту своих или общественных прав. Ведь в нашей стране демократия – это только красивое слово, которое так любят употреблять при представителях иностранных государств, особенно когда просят денег для Украины, которые после будут все равно украдены у страны.

Акция солидарности с обвиняемыми под зданием Соломенського районного суда (фоторепортаж)

Игорь КОРЕЦКИЙ



Комментарии

  +0 #1 Flex 31 июля 2009 г., 22:58:18
Ребята, держитесь! Таких следователей нужно самих под суд!!!

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Минулої доби залишалася напруженою ситуація на Маріупольському напрямку. Тут унаслідок обстрілів російських окупаційних військ отримали поранення двоє наших військовослужбовців

подробнее
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.