​Чем тяжелее Украине в мире, тем хуже работают ее институты власти

В это крайне сложное для Украины время, когда наша страна, неожиданно для себя и других, оказалась в эпицентре самых опасных и престижных геополитических скандалов и интриг, хочется знать, кто все-таки «управляет» международными отношениями нашей страны: Пристайко, Ермак, Зеленский или никто?


Тем более, что скорость международных событий и скандалов вокруг Украины гораздо выше, чем хвастливый «турборежим» внутренней политики и работы Офиса президента или Верховной Рады. Не говоря уже об СНБО, который медленно «затухает» и не делает никаких попыток повлиять на внешнюю или внутреннею политику Украины.

Виктор Небоженко, facebook.com

Игорь Коломойский и Джордж Сорос. Фото eadaily.com



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Військовослужбовці Об’єднаних сил вели адекватний вогонь у відповідь. Бойових втрат серед підрозділів Об’єднаних сил за минулу добу немає

подробнее
Конфликты и законы © 2008-2020.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.