mogno vse

Грустная история одного инвестора

Часть первая: таможенно-прокурорская
 
 
Давно уже собирался я сделать увлекательный репортаж из зала суда о каком-нибудь страшно интересном деле, изобразить такую себе судебную драму с головокружительным сюжетом. Да вот только или сюжетов не находилось, поскольку я юрист-хозяйственник (никаких тебе убийств или звездных разводов с распиливанием нажитых непосильным трудом мерседесов), то клиенты не слишком хотят афишировать свои разбирательства, опасаясь чего-то.
 
Но, в конце концов, нашлось у меня кое-что интересное и увлекательное, к тому же, полезное не только клиенту, но и другим бизнесменам, которые могут попасть в липкие сети украинского правосудия, пытаясь защитить свои права, попираемые государством в тщетных усилиях то ли привлечь иностранного инвестора, то ли наполнить бюджет (обе цели благородны, хоть и взаимоисключающи).
 
Есть такая международная группа компаний "Монье", которая ранее вела в Украине бизнес под названием "Лафарж Руфинг" (желающие могут посетить их сайт www.monier.com). История компании началась еще в 1919 году. В Украине их дочернее предприятие продает кровельные системы, черепицу и прочие строительные материалы преимущественно для коттеджного строительства, в частности, под знаком для товаров "Браас" ("Braas"). Сначала вошли на рынок как импортеры, а потом приобрели земельный участок в Макаровском районе Киевской области и начали строить завод по производству цементно-песчаной черепицы, да не тут-то было. Тут вся наша история и начинается, а иностранные инвестиции заканчиваются.
 
Началось все как обычно, банальное такое начало, как у многих тысяч украинских предприятий: проверка пришла. Киевская областная таможня решила внепланово проверить, правильно ли общество с ограниченной ответственностью "Монье" НДС начисляло и платило при ввозе в Украину своей черепицы. Никто особенно по этому поводу не огорчился: ну, проверка, так проверка. Был уже опыт успешного, хоть и нелегкого оспаривания решений налоговой службы, так что и эту таможенную ревизию переживем. И, несмотря на то, что можно было таможенников не допустить по причине неправильного оформления направления на проверку (так оно и было, честное адвокатское), пустили их в огород, т.е. дали стол, стулья и все документы.
 
Проверяющие (две милые и приятные женщины, на первый взгляд) взялись за дело решительно и основательно, потребовали все грузовые таможенные декларации за последние три года и споро начали пересчитывать таможенные платежи.
 
Увидев такой подход, мы, т.е руководство предприятия и я, сильно удивились. Все дело в том, что для проверки такого объема документов теми методами, которые применяли проверяющие (из каждой декларации цифры вручную заносили в экселевский файл), им бы явно потребовалось несколько месяцев. А кому они тут нужны, на предприятии, на все лето (дело было в мае прошлого 2009 года)? Отпускной период, директор и бухгалтер были бы не против провести две-три недели на море, а не нюхать пыльные бумаги трехлетней давности, поясняя таможенникам, сколько чего и за что уплачено.
 
Вооружившись законом "Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности" № 877 ("Про основні засади державного нагляду (контролю) у сфері господарської діяльності"), я пошел к проверяющим выяснить, как они относятся к правилам проведения проверок, установленным законом для защиты прав предприятий. Меня ждал "приятный" сюрприз: мне было заявлено, что таможня не руководствуется этим законом и абсолютно не связана никакими (вообще никакими!) положениями законов о порядке, способах и основаниях для проверок предприятий.
 
После этого первого заявления последовало второе: проверять вас можем как угодно и сколько угодно по причине отсутствия законных ограничений по времени и способам проверки. Так что за ближайшие полгода управимся, ну а потом уже доначислим, чего найдем.
 
Для иллюстрации ситуации приведу цитату из части 2 статьи 2 названного Закона, которой таможня обосновывает свой отказ его применять:
 
"Действие этого Закона не распространяется на отношения, возникающие во время осуществления мероприятий валютного контроля, таможенного контроля на границе, контроля за соблюдением бюджетного законодательства…"
 
Естественно, проверка, проводимая на ООО "Монье", никак не была таможенным контролем на границе, поскольку таможенное оформление товаров, начисления по которым проверялись, было завершено год, два и три назад. И понятное дело, что таможенный контроль на границе – это именно подача грузовых таможенных деклараций, досмотр товаров, осуществление прочих действий при непосредственном ввозе товаров через границу и их выпуске в свободный оборот (кому интересно, могут посмотреть статьи 1, 19, 40 и 41 Таможенного кодекса Украины). Никому и в голову не придет ограничивать таможенников в их правах при таможенной очистке товаров и при этом требовать направлений на проверку.
 
В рассматриваемом в данной статье случае действия таможни при проверке опираются на положения статьи 69 Таможенного кодекса Украины:
 
"Независимо от окончания операций таможенного контроля, оформления и пропуска товаров и транспортных средств таможенный контроль за ними может осуществляться, если есть достаточные основания считать, что имеют место нарушения законодательства Украины или международного договора Украины, заключенного в установленном законом порядке, контроль за исполнением которых возложен законом на таможенные органы".
 
Закон "О порядке погашения обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами" как раз и дает таможне право контролировать уплату НДС при импорте товаров, а также уплату таможенных сборов и пошлин.
 
Ну да ладно, хватит скучного цитирования законов, пора переходить к описанию приключений. Последнее скажу, что один из немногих удачных законов Украины – Закон "Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности" содержит очень полезные и правильные положения, которые неплохо могли бы защитить права предприятий и предпринимателей, если б законы у нас выполнялись. К примеру, пункт 1 статьи 6 этого Закона устанавливает такое: "Во время проведения внепланового мероприятия выясняются только те вопросы, необходимость проверки которых стала основанием для осуществления этого мероприятия, с обязательным указанием этих вопросов в удостоверении (направлении) на проведение государственного надзора (контроля)".
 
Проще говоря, если проверка внеплановая, в направлении должно быть указано основание для такой проверки, и проверять могут только эпизод, прямо указанный в направлении на проверку, а не все подряд за несколько лет.
 
Само собой, ни один государственный проверяющий орган не захочет, чтобы его права были так четко и однозначно регламентированы и ограничены. А натыкаясь на правомерное сопротивление, проверяльщики искренне удивляются и недоумевают, если не сказать, офигевают от неожиданности.
 
Таможенники, узнав о том, что в праве проверять нашего инвестора им отказано, вежливо поинтересовались, на основании какого-такого закона их больше не пускают? Мы ответили, что статья 10 Закона "Об основных принципах государственного надзора (контроля)… " дает предприятию право не допустить к проверке должностных лиц органа государственного контроля. В ответ проверяющие снова заталдычили, что этот закон они не применяют. Наше заявление о том, что мы его применяем, повергло их в долговременный ступор, достаточный для того, чтобы закрыть и запереть дверь перед их носами. Нет, вру. На самом деле, такое действие, как запирание двери перед любопытными носами государственных проверяльщиков, требует особой процедуры: надо составить акт о недопуске к проверке с указанием оснований и нарушений с их стороны, которые и были причиной недопуска. Конечно, этот акт мы составили и подписали в соответствии с формой, утвержденной Кабинетом Министров Украины. На этом представители таможенной службы откланялись и отбыли. Но они сильно обиделись. Очень сильно. Так обиделись, что нажаловались в прокуратуру на строптивое предприятие и его руководство.
 
Да, стоит сказать, какую именно причину мы указали в акте о недопуске к проверке. Этим опытом надо поделиться с общественностью. Итак, статья 10 Закона "Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности" дает право не допускать к проверке, если документы, предоставленные должностными лицами органа контроля, не соответствуют закону. А статья 6 этого Закона устанавливает, что в направлении на проверку должны быть указаны основания для проверки. Среди этих оснований, к примеру, есть такие: выявление и подтверждение недостоверности данных в отчетности предприятия, проверка выполнения предприятием предписаний об устранении нарушений законодательства, поступление жалобы о нарушении законодательства предприятием, непредоставление предприятием документов отчетности без уважительных причин.
 
Справедливости ради стоит сказать, что таможенники пытались указать в своем направлении основания для проверки. В нем, в соответствующей графе, в качестве основания было указано следующее: подпункт 2 пункта 4 "Порядка проведения таможенными органами на предприятиях проверок систем отчетности и учета товаров и транспортных средств, которые перемещаются через таможенную границу Украины".
 
Прекрасная, законная и весьма основательная причина для проверки, не правда ли? Особенно в контексте вышепроцитированного положения Закона о том, что во время проведения внеплановой проверки выясняются только те вопросы, необходимость проверки которых стала основанием для осуществления этой самой проверки, с обязательным указанием таких вопросов в направлении на проверку.
 
Ах да… Знаете, что написано в том подпункте 2 пункта 4 Порядка, на который была ссылка в направлении на проверку? А вот что: "Во внеплановом порядке проверки могут проводиться в случае выявления фактов, которые свидетельствует о нарушении предприятием требований законодательства по вопросам таможенного дела". Гениально, да? Вместо основания для проверки писать само правило о том, когда можно проводить проверку. Райкин с его "грузите апельсины бочками" отдыхает. Впрочем, такие маразматические отписки – очень распространенное явление при переписке с государственными органами.
 
Кстати, о переписке. В ожидании дальнейшего развития событий я написал от имени своих клиентов запрос в Государственную таможенную службу Украины о разъяснении сложившейся ситуации. Ответ меня поразил, хотя мне давно уже пора бы привыкнуть к вопиющей невежественности большинства украинских чиновников и просто безграмотности всей государственной политики. В письме от 06.07.2009 года за № 11/9-10.27/6399 Гостамслужба написала: "С учетом того, что нормы Закона № 877 противоречат отдельным положениям Таможенного Кодекса, иных специальных Законов Украины и международным договорам, Гостамслужба Украины не использует его в своей служебной деятельности".
 
Ну и как вам заявленьице? Вот так вот завтра любой государственный орган заявит, что, по его мнению, какой-либо закон, специально предназначенный для защиты ваших прав, противоречит закону, который больше устраивает такой орган, и откажется его применять. Правовое государство, понимаешь. При этом, есть ли реальное противоречие между законами, или оно существует лишь в воспаленном мозгу чиновника, решать будет этот самый чиновник, а вовсе не вы или суд.
 
Что же было дальше, спросите вы, если все еще читаете этот скучный и перегруженный юридическими бесполезностями опус. А дальше пришел прокурор. Грозный, молодой и борзый выпускник юрфака в должности помощника прокурора Броварской межрайонной прокуратуры. Меня всегда веселит то, как быстро с этих сопливых представителей грозных органов слетает флер избранности, когда они натыкаются не на запуганных обывателей, трясущихся от одного страшного слова "прокурор", а на обычного юриста.
 
Знаете, чего хотел прокурор? Чтобы ООО "Монье" предоставило ему все те документы, которые мы не дали проверять таможенникам. Всего-то навсего. Прокурор сказал: "А подайте-ка нам на наш письменный запрос, подкрепленный личным визитом, все-все ваши документы предприятия, а привлеченные прокуратурой специалисты из таможни помогут провести прокурорскую проверку вашего общества с ограниченной ответственностью".
 
Открою читателям страшную тайну: никаких полномочий проверять обычные предприятия негосударственной формы собственности эти наглые товарищи не имеют. Хотите убедиться? Читайте статью 5 Закона Украины "О прокуратуре". В ней исчерпывающий перечень функций прокуратуры. Он такой короткий, что не удержусь и приведу его тут полностью:
 
1) поддержка государственного обвинения в суде;
 
2) представительство интересов гражданина или государства в суде в случаях, определенных законом;
 
3) надзор за соблюдением законов органами, которые проводят оперативно-розыскную деятельность, дознание, досудебное следствие;
 
4) надзор за соблюдением законов при выполнении судебных решений в уголовных делах, а также при применении прочих мер принудительного характера, связанных с ограничением личной свободы граждан.
 
Пятая и последняя функция прокуратуры содержится в статье 121 Конституции: надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, соблюдением законов по этим вопросам органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, их должностными и служебными лицами.
 
И все! Более того, в этой же статье 5 Закона "О прокуратуре" прямо указано, что на прокуратуру не может возлагаться выполнение функций, не предусмотренных Конституцией Украины и этим Законом. Вы тут где-то видите функции по проверке предприятий? Я – нет. Правда, прокуроры видят. А может, тоже не видят, но свято верят в свою миссию. Впрочем, это все я написал тут исключительно для читателей. Не пытайтесь это пояснить прокурорам, а то им придется или уволиться или застрелиться (трудно работать в правоохранительных органах с когнитивным диссонансом).
 
Вдохновлять прокуроров на подвиги может разве что пункт 9 Переходных положений Конституции: "Прокуратура продолжает выполнять в соответствии с действующими законами функцию надзора за соблюдением и применением законов и функцию предварительного следствия – до вступления в действие законов, регулирующих деятельность государственных органов в отношении контроля за соблюдением законов, и до формирования системы досудебного следствия и введения в действие законов, регулирующих ее функционирования".
 
Но кроме вдохновения в этом пункте тоже ничего не найти: все в рамках Закона "О прокуратуре", ну а следствие – это вообще отдельный разговор. Нашей ситуации, да и многих других, это вообще не касается.
 
Опытные читатели скажут мне: "Постойте, автор! Прокуратура же обычно ссылается в своих требованиях не на статью 5, а на статью 8 и статью 20 своего прокурорского закона". Ага, прочитайте статью 8. В ней сказано, что требования прокурора, которые соответствуют действующему законодательству, являются обязательными для всех органов, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан. Чувствуете разницу? Обязательными являются только требования, соответствующие закону, а не любые требования любого прокурора.
 
А со статьей 20 тоже все просто. Называется она "Полномочия прокурора". И перед перечнем прокурорских прав в ней указано, что "при осуществлении прокурорского надзора за соблюдением и применением законов прокурор имеет право" и далее по тексту. То есть не вообще прокурор имеет право, а только лишь при выполнении функции по надзору. Теперь смотрим выше на статью 5 и вспоминаем, над чем там прокуроры могут надзирать? То-то же. Читайте вдумчиво законы, если нет желания нанимать адвоката.
 
Добавлю еще, что полномочия прокуратуре даны исключительно для выполнения функций прокуратуры, а не запросто так. А функции-то ограничены.
 
После небольшой лекции о его ограниченности молодой прокурор ушел с грустным, но непобежденным видом. А я чувствовал, что так легко все не закончится. Судя по всему, он нажаловался выше, в областную прокуратуру. Оттуда пришли сразу двое. К сожалению, я не имел удовольствия с ними пообщаться, лишь поговорил по телефону. Поскольку работники по моему совету просто заперли дверь офиса на замок, так как директора не было на месте, прокуроры недолго тусовались в офисном центре, и приехать я не успел. Однако, за небольшое время эти смелые и отважные мужики успели попрессовать хрупкую девушку офис-менеджера предприятия, запершись с ней в кабинете начальника охраны здания. К телефону для разговора со мной ее не пускали, заставляли писать какие-то пояснения, орали и угрожали. Ну, прокуроры, что с них возьмешь…
 
Никаких последствий от прокурорского наезда более не было, кроме легкого испуга у бедной работницы. Я попросил директора как-то ее поощрить в качестве компенсации за моральный ущерб. Теперь у девушки есть опыт общения с лучшими представителями правоохренительных органов, который в наше время дорого стоит, хотя его очень легко получить.
 
Кто-нибудь у меня спросит, неужели можно вот так вот совсем безнаказанно не пустить в офис прокурора? Конечно, нельзя. И наказание есть: штраф по статье 185-8 Кодекса Украины об административных правонарушениях. А название статьи 185-5 такое: "Уклонение от выполнения законных требований прокурора". То есть, ответственность есть за невыполнение не любых прокурорских капризов, а исключительно законных требований. Впрочем, следует проанализировать текст статьи из Кодекса и основания для штрафа полностью, вдруг пригодится:
 
"Невыполнение должностным лицом требований прокурора о проведении проверки или ревизии деятельности подконтрольных или подчиненных предприятий, учреждений, организаций или о выделении специалистов для проведения такой проверки, о предоставлении необходимых материалов – влечет за собой наложение штрафа от двух до пяти необлагаемых налогом минимумов доходов граждан.
 
Уклонение от прибытия по вызову в прокуратуру - влечет за собой наложение штрафа на граждан от трех до восьми необлагаемых налогом минимумов доходов граждан, а на должностных лиц – от пяти до десяти необлагаемых налогом минимумов доходов граждан".
 
Хотите знать, сколько эти штрафы в гривнах, а не в загадочных минимумах? Считайте: один минимум – 17 гривен, два минимума – 34 гривны, восемь минимумов – 136 гривен. Страшно? И применить этот "гигантский" штраф может только суд, а вовсе не сам обиженный прокурор.
 
Больше никакой ответственности за вежливое посылание прокуроров в законодательстве Украины нет. Ну, за исключением случаев, если идет досудебное следствие, проводимое следователем прокуратуры, когда лиц вызывают официальной повесткой в рамках возбужденного уголовного дела. Впрочем, это совсем другая тема, мы тут рассуждаем о прокурорских проверках, а не о следствии по уголовным делам.
 
В конце моей телефонной беседы с прокурорами областного значения, после того, как я им пояснил, почему не считаю возможным пускать их в офис для проведения проверки, я им посоветовал оштрафовать директора по этой самой статье 185-8 КУоАП. Пошутил я так. Вы помните, как обиделись таможенники? Так вот прокуроры обиделись еще больше.
 
После этого ни я, ни директор ООО "Монье", ни прочие работники предприятия никого из прокурорских не видели. Сам удивляюсь.
 
Потом у нас был суд. Не на нас подали, а мы: обжаловали в суде незаконные действия таможни. Но о чудесах судейских в следующей части этой эпопеи.
 
Дмитрий НАЗАРЕЦ, адвокат


Комментарии

  +0 #1 Дроздецкий Михаил 19 авг. 2010 г., 11:45:50
Потрясающе, мне очень понравилось. Мои авации находчивости и решительности автора.
  +0 #2 артем 19 авг. 2010 г., 14:41:40
Да, полный разгул. И как жить в этой стране? Защиты нет. Тут или переворот или - вон из страны

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Последние новости

Загалом, минулої доби, ворог провів 12 прицільних обстрілів. Унаслідок бойових дій агресора загинув один український воїн, троє поранені, ще одного бійця було травмовано

подробнее

Опрос

Что принесет Украине закон о реинтеграции Донбасса?

pp
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.