mogno vse

Слово защиты: адвокат должен быть свободен от указаний и требований прокуратуры

Принципиальность ныне не в моде. Сейчас актуальней политическая целесообразность и двуликость, когда человек, вопреки элементарным нормам справедливости и закона, изворачивается и поступает согласно политической воле. При этом не важно, чья это политика и к чему она приведет. Главнее – приспособиться и урвать себе сегодня теплое местечко или определенную сумму. Ну а про завтра никто не думает. И, наследуя Людовика XV, живут за принципом: после нас хоть потоп. И не важно, кто: прокурор, чиновник или судья, все они безнаказанны, а потому своевольничают и подминают под себя законы, трактуя их на свое усмотрение. Но в условиях этой политической двуликости депутаты ВР пошли еще дальше: они вообще решили проигнорировать Основной закон и лишили украинцев законного права выбирать местную власть, перенеся выборы в местные советы на неопределенный срок. И когда среди этой вакханалии встречаешь личность, не желающую давать спуску тем, кто подминает закон под себя, тем самым пытаясь навязать другим совершенно не демократические стереотипы, то осознаешь, что у украинской демократии еще есть шанс, потому как в обществе, к счастью, встречаются люди, которые не против сражаться в судах с циниками при должностях и погонах.
 
К таковым смело можно отнести адвоката Андрея Цыганкова, которому совсем не по нраву то, что прокуратура и Высшая квалификационная комиссия адвокатуры желают подмять под себя адвокатское сообщество, тем самым лишив простых граждан права на полноценную защиту от своеволия чиновников, милиции и прокуратуры. О своей позиции в этом вопросе он и рассказал «Конфликтам и законам».
 
- Андрей, на пресс-конференции, прошедшей несколько месяцев назад, Вы говорили, что будете судиться с ВККА, дабы оспорить решения 5 съезда адвокатов. Но, насколько известно, Вы не обращались в суд, как, например, Наталья Плиса. Не могли бы Вы объяснить свою позицию?
 
- Действительно, некоторыми киевскими адвокатами подано ряд исков с требованиями отмены определенных решений ВККА относительно 5 съезда адвокатов. И я, если честно, не вижу целесообразности повторять предметы этих исков, поскольку их позиция в этом вопросе полностью совпадает с моей. Потому-то я не вижу оснований подавать иск, который бы дублировал уже рассматриваемые судами.
 
- Как Вы думаете, что-то изменится в адвокатской среде после судов с ВККА?
 
- Ну, определенные изменения все же должны произойти. Хотя, конечно, хотелось бы, чтобы примеры правозащитников, не побоявшихся судиться с ВККА, стали нарицательными, и адвокаты потеряли бы страх перед ВККА как таковой. А с другой стороны, сама Высшая квалификационная комиссия адвокатуры (в своем новом составе) развивала бы свою деятельность в контексте защиты прав адвокатов, а не сдерживания их деятельности в обществе.
 
- Андрей, а ведь если кто-то из адвокатов выиграет хоть один суд и оспорит решения ВККА относительно 5 съезда адвокатов, то тогда сам съезд можно будет считать нелегитимным?
 
- Не совсем так. Оспаривание вопроса о том, что ВККА не имела право созывать съезд, не приведет автоматически к отмене его результатов. Хотя, это, конечно, может послужить основанием для их отмены. Но нужно говорить честно: в Украине адвокаты активностью не отличаются.
 
Хотя они могли бы собраться на свой съезд, созванный и не Высоцким, и не Цыганоковым, а, например, инициативной группой из адвокатской среды, и отменить решения того же 5 съезда. Но, судя по всему, большинству адвокатов это не интересно. Вот если бы адвокаты отозвались на мое предложение о созыве альтернативного съезда, все могло бы сложиться по-другому. Однако активности в этом вопросе адвокаты не проявили.
 
Правда, нужно говорить честно, что, организовывая тот же съезд в Одессе, ВККА выступила не только инициатором его созыва, но и финансирующей стороной, оплатив и организацию мероприятия и проезд делегатов. А если съезд созывать по инициативе именно адвокатской среды, то финансирующая сторона, как таковая, отсутствует, а значит адвокаты, мотивируясь своей высокой сознательностью, должны многие расходы взять на себя, что не многих бы устроило. Вот потому и получается, что ВККА, финансируемая фактически государством, берет на себя не только организаторские и финансовые обязательства, но и функции такого себе надсмотрщика над адвокатами, что, если честно, мало ассоциируется с элементами адвокатского самоуправления. Хотя многие адвокаты почему-то и отождествляют ВККА с самоуправлением. К сожалению, на сегодняшний день в Украине нет общественной организации, объединяющей всех адвокатов Украины в целом. Инициативная группа, в которую вхожу и я, задекларировала создание подобной структуры (так, как это предусмотрено законом) и даже существует инициативная группа, имеющая желание взять на себя функцию финансирования съездов адвокатов. И, поверьте, адвокаты уже нуждаются в появлении подобной Общественной организации.
 
И, кстати, когда господину Высоцкому в прокуратуре отказали в возбуждении против меня уголовного дела по статьям 109 и 170 Уголовного кодекса (свержение конституционного строя в Украине), то четко указали, что ВККА – это государственное предприятие, и что оно не наделено исключительными полномочиями о созыве съездов. И он об этом знал еще на момент подачи заявления в прокуратуру, поскольку, во-первых, он – юрист, а во-вторых, как человек, возглавляющий эту структуру, был осведомлен, что ВККА – аппарат государственный. Конечно, государство должно контролировать адвокатуру с точки зрения профессионализма адвокатов (поэтому и создало структуру ВККА, их контролирующую, дабы адвокаты не отклонялись от стандартов ведения деятельности). Но с моей точки зрения, ВККА не может иметь главенствующего значения. Все же адвокаты сами должны определяться, кто их должен представлять в Высшем совете юстиции. А на сегодняшний день мы пришли к тому, что представители адвокатуры Украины в Высшем совете юстиции сформированы за счет государственных органов (из трех адвокатов только один действительно практикующий).
 
Выходит, что государство определило, как оно будет контролировать деятельность судей, прокуроров и адвокатов. Хотя изначально Высший совет юстиции создавали для того, чтобы объединить между собой адвокатуру, прокуроров и судей, дабы надлежащим образом оценивать профессиональный уровень судей, а также иметь возможность их контролировать. Ныне же Высший совет юстиции превратился в структуру, предназначенную не для контроля над судьями, а фактически – для дополнительной их защиты (хотя законодательно они и так хорошо защищены). Вот и получается, что сегодня не существует органа, который бы реально рассматривал вопросы практикующих адвокатов или простых граждан относительно деятельности того или иного судьи. И мы уже дошли до того, что в стране судебная власть – безгранична. Даже если судья принял неправильное решение (а иногда и сознательно), ему за это ничего не грозит. Он и дальше будет продолжать работать судьей.
 
Так что можно констатировать: практикующие адвокаты в Украине не имеют возможности влиять на принятие каких-либо решений. Чтобы изменить ситуацию, следовало бы создать общественную организацию, взявшую на себя полномочия отстаивать интересы адвокатуры.
 
- Как Вы прокомментируете появление Предписания Кудрявцева, а также требование об открытии против Вас криминального дела «за подрыв конституционного строя»?
 
- Предписание Кудрявцева я считаю ярким свидетельством того, что Генпрокуратура не понимает того, что она не является контролирующим органом адвокатов. Если этот документ выдержит испытание временем, то в конечном итоге может сложиться ситуация, что любой адвокат в своей деятельности (будь-то общественная или профессиональная) может получить предписание из прокуратуры, регламентировавшее его поведение в том или ином вопросе. Ну, и в чем же тогда будет состоять защита граждан? Прокурор Кудрявцев не имел никакого основания выписать предписание в отношении трех адвокатов. Тем более, перепутав информацию о том, какой именно съезд они собирают. И, должен заметить, что по стилю это предписание очень похоже на документы, составленные господином Высоцким. Поэтому должен со всей ответственностью заявить: подобное предписание опасно не тем, что каким-то образом повлияло на организацию и проведение альтернативного съезда адвокатов, а тем, что появился документ из Генпрокуратуры, предписывающий рамки поведения адвоката. А это уже сигнализирует о том, что в скором времени появление подобных предписаний может войти в практику. И тогда адвокат не сможет проводить полноценную защиту клиента, потому как, например, изучение дела или сбор нужных фактов будут идти вразрез с мнением или деятельностью членов ВККА или Высшего совета юстиции, а, значит, такого адвоката уже можно лишать свидетельства.
 
Именно поэтому я оспариваю в судах это предписание. Более того, я подал запрос в прокуратуру, в котором попросил господина Кудрявцева разъяснить мне: каким образом я должен его исполнить. Мне необходимо понять, как исполнить требование «щодо усунення вимог закону», поскольку я не знаю, требования какого закона я должен устранить. Хотя, с другой стороны, появление подобной фразы в предписании (а я уверен, что это описка) говорит о том, что заместитель прокурора полностью убежден в своей безнаказанности и бесконтрольности, потому что, скорее всего, он ее видел, но не счел нужным убрать из текста. А вот задача Высшего совета юстиции в определенной степени и состоит в том, чтобы не только контролировать деятельность судей, но и прокуроров. Но я уверен, что в отношении оспаривания действий прокуратуры в Высший совет юстиции еще никто не обращался.
 
- Андрей, как Вы думаете, какова судьба вашего иска в Окружном административном суде Киева?
 
- Я хочу изначально истребовать ответ по запросам, направленным в Генпрокуратуру и непосредственно господину Кудрявцеву: как он видит возможность исполнения данного предписания. В судебном порядке я хочу добиться того, чтобы это предписание было признанно незаконным и не может быть исполнено, либо чтобы мне пояснили, как его исполнить. Ведь независимость защиты и состоит в том, что адвокат, как представитель стороны, должен быть свободен от указаний и требований прокуратуры в рамках осуществления своей профессиональной деятельности. В противном случае в Украине будет размываться институт защиты как таковой, поскольку не может быть такого, чтобы адвокат зависел от того, насколько его действия одобрены прокуратурой.
 
- С Вашей точки зрения, насколько незаконными являются действия господина Высоцкого в отношении Вас, и соответствуют ли действительности его слова, что в своем заявлении в Генеральную прокуратуру он упоминал только Вашу фамилию, а имена других адвокатов в этом документе не фигурировали?
 
- С данным заявлением председателя ВККА Высоцкого я ознакомился в Генпрокуратуре совместно с господином Коновым (в тот день, когда меня опрашивали в связи с этим заявлением). И мы в этом документе видели три фамилии, а не одну мою. На сегодняшний день, в связи с обжалованием постановления в отказе возбуждения уголовного дела в отношении Высоцкого по заведомо неправдивому сообщению о совершении преступления и вмешательстве в адвокатскую деятельность, постановление о возбуждении уголовных дел против меня, Плисы и Бойко отменено, и именно потому, что заявление Высоцкого не было вложено в эти материалы. И теперь это заявление стало закрытым. Правда, я понимаю прокурора, вынужденного теперь идти на подобный шаг, поскольку Высоцкий в данный момент уже принял присягу и уже избран в состав Высшего совета юстиции. А значит, в принципе, уже может найти основания каким-то образом повлиять на деятельность прокурора. В данном случае – его контролировать. Нужно понимать: в отношении любого прокурора Высший совет юстиции (как и в отношении судьи) может вынести решение о правомерности или неправомерности его действий, что может стать основанием для привлечения к какой-либо ответственности. А на сегодняшний день у нас есть два члена Высшего совета юстиции: господин Кудрявцев от прокуратуры, и господин Высоцкий от адвокатуры. И оба являются участниками этого дела. И, как вы думаете, рискнет ли какой-либо прокурор проявить принципиальность и расследовать это преступление? Конечно же, нет! Поэтому, проводя проверку, заявление Высоцкого он попросту прикрыл.
 
- Андрей, а как Вы думаете, почему суд взял на рассмотрение Ваш иск и иски других адвокатов? Может быть, господин Бачун, возглавляющий Окружной административный суд Киева, и дал ход этим искам, дабы иметь возможность влиять на двух вышеупомянутых членов Высшего совета юстиции, поскольку эта структура рассматривает его дело? А так, выходит, что если ВСЮ будет рассматривать «под микроскопом» деятельность главы этого суда, он, в свою очередь, даст отмашку, чтобы судьи пускали в ход поданные адвокатами иски и удовлетворяли их. Возможен ли подобный шантаж?
 
- К сожалению, я не могу ответить на этот вопрос, поскольку по этому поводу у меня нет никакой информации. Причем, присутствуя на некоторых судебных заседаниях под председательствованием Бачуна, я ни разу не усмотрел в его действиях нарушения процесса или заангажированности. Но хочу подчеркнуть, что согласно украинскому законодательству, судьи - самые независимые люди в государстве. Им очень сложно предъявить какие-либо претензии. Однако при этом формирование судейского корпуса организовано так, что они в него уже приходят достаточно зависимыми от процедуры и от лиц, определяющих их судейский статус. Выход из этой ситуации один: судьи, точно также как и народные депутаты, должны проходить систему выборов. А сегодня судей назначают. А назначенный судья никогда не будет независимым.
 
- Каковы Ваши дальнейшие действия в решении этого конфликта?
 
- Во-первых, в данном случае я не пытаюсь доказать свою правоту. Я как раз оспариваю неправоту моих контрагентов, поскольку убежден, что они нарушили закон. А во-вторых, я уверен, что практика по ограничению деятельности адвокатуры может послужить своеобразным ключом, открывающим возможность прокуратуре влиять на деятельность адвокатов во всех процессах: криминальном, гражданском и хозяйственном. А бесправие адвокатов приведет к нарушению права на защиту. И я осознаю, что до тех пор, пока ситуация не будет разрешена в судебном порядке, и суд не докажет, что государственная структура не имеет права устраивать соревнования с адвокатами (не являющимися госслужащими) в праве проведения их съезда, и что вынесение предписаний адвокатам от прокуратуры – это нарушение демократии, то мало что изменится. А вот если в судебном порядке это будет доказано, то подобный результат для меня был бы весомым. И поскольку задекларировано, что Украина держит европейский курс, то нужно, чтобы все понимали: представители ВККА и генпрокуратуры, берущие участие в этом процессе, по своим восприятиям очень далеки от европейского выбора.
 
Оксана КОТОМКИНА
 
Материалы по теме:
 


Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Последние новости

Загалом, минулої доби, противник 13 разів порушував режим припинення вогню. Унаслідок ворожих обстрілів позицій Збройних Сил України не постраждав жоден український захисник

подробнее

Опрос

Что принесет Украине закон о реинтеграции Донбасса?

pp
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.