mogno vse

​Слуги януковича, или «Золотые зубы» Ахметова?

В уже далеком 2010 году приказом Министерства экологии и природных ресурсов от 30.12.10 г. на должность начальника Государственной экологической инспекции Азовского моря назначен Зуб Григорий Владимирович. Новый начальник ГЭИАМ Григорий Зуб обещал, что все усилия Государственной экологической инспекции Азовского моря будут направлены на усиление борьбы с правонарушениями в сфере экологии и на улучшение состояния Азовского моря. Прошло семь лет. И как, у нас улучшилась экология и состояние Азовского моря?


Сегодня можно предположить, что проводимые в 2012 году в Мариуполе экологические митинги были как раз на тему улучшения экологи. Но правительство бандитов и воров януковича никак не среагировало на расцвет экологического беспредела и не уволило с должности начальника ГЭИАМ Григория Зуба. Не могли же они убить курицу, которая несла золотые яйца. Чем же занималась все эти годы экологическая инспекция под руководством предприимчивого Зуба?

Первый пример: Арест судов

Арест судов в портах Азовского моря (Бердянск и Мариуполь) с грузами, которые, по мнению инспекции, не прошли соответственный контроль, или их арестовывали по заявлению анонимных источников. Например, в последнее время участились случаи ареста судов с металлолом после их погрузки. Схема проста: анонимный источник заявляет, что на судне находится радиоактивный лом из Чернобыля, в соответствии с требованием экологической инспекции, судно подлежит выгрузке. Но порт выгружать металлолом не может, т.к. в очереди стоят другие суда под погрузку. В этом случае судно с металлоломом арестовывается и отправляется на внутренний рейд. Фрахт судна для грузоотправителя стоит от 20000 до 50000 долларов в сутки в зависимости от размера судна. Наживка заброшена, остается ждать, когда на нее клюнет «рыба». В экологическую инспекцию сломя голову бегут грузоотправители (судовладелец выставит им счет за простой судна и ненадлежаще оформленные документы). Соответственно, в экологической инспекции могут решить этот вопрос в кратчайшие сроки. Но цена решения, как говорят судовладельцы, зависит от долгосрочности и близости отношений между грузоотправителем и экологической инспекцией.

Второй пример: Имитация загрязнения моря судами

Капитаны судов, отказавшиеся оплачивать мзду за посещение портов Азовского моря, часто описывают следующую ситуацию:

Возле их судна разливают канистру или две с отработанным маслом и немедленно появляется экологическая инспекция. Используя «сертифицированную» рулетку, проводятся замеры масляного пятна на поверхности, и по «волшебным» расчетам с применением коэффициентов оказывается, что судно сбросило в воду чуть ли не тонны мазута, и предъявляются претензии на сотни тысяч гривен. Опять же, вопрос можно решить, но все догадываются как. Об этой ситуации давно, еще при януковиче, писали СМИ. Так о том, как бандиты стали экологами, информация появилась в феврале 2014 года (http://hrabro.com/55062/comment-page-1), а о разводе на деньги писало «Зеркало недели» (http://gazeta.zn.ua/LAW/kogo-greet-maslyano-neftyanoe-pokryvalo-ili-shtrihi-k-portretu-borcov-za-ekologiyu-_.html). И вот сегодня, благодаря ГЭИАМ, крупнейшие судоходные компании мира отказываются заходить в порты Азовского моря на украинской территории.

Безобразие началось с 2003 года. В Украину перестали заходить иностранные суда и государство стало недополучать миллионные прибыли от морской торговли. Имея два моря, Украина оказалась страной изгоем.

Практически все известные издания Украины печатали о беспредельном произволе сотрудников экологических инспекций.

И если сегодня ситуация в портах Одессы и Николаева изменилась, то порт Мариуполя и Бердянска подвергается рэкетирско-бандитским действиям инспекторов, которыми руководит Зуб.

Третий пример: «Крышевание» браконьеров в Азовском море

Доходы исчисляются сотнями тысяч гривен ежемесячно. В море практически не осталось ценных пород рыб, а экологическая инспекция не устает отчитываться о борьбе с браконьерством и задержании нарушителей (в основном с тюлькой и хамсой).

Четвертый пример: «Доение» малого и среднего бизнеса

Проверки малого и среднего бизнеса на наличие контейнеров для утилизации энергосберегающих ламп с содержанием ртути, аккумуляторных батарей и прочей мелочевки приносит немало «прибылей» в карманы инспекторов. Поступление так называемых «доходов» осуществляется также и от проверки наличия договоров на утилизацию отходов со специализированными предприятиями, а также наличие бытовых отходов и прочего мусора на территории предприятия.

Коррупционные финансовые потоки бывшей «донецкой мафии» настолько существенны, что Григорий Зуб (назначенный в 2010 г по протекции команды януковича) смог удержать свою должность и после смены власти в стране. Так называемая «люстрация» его не коснулась. После назначения мультимиллионера Заики на должность главы экологической инспекции Украины, Зубу не составило труда найти общий язык с себе подобным единомышленником. По слухам, тут работает та же схема, как и в большинстве структур, где проверяющие органы могут получать нал, когда часть денег остается на месте, а остальное – идет наверх. Как поговаривают, суммы, передаваемые Зубом своему начальнику Заике, исчислялись сотнями тысяч долларов ежемесячно. Имея в своем распоряжении такие огромные ресурсы, Зуб уверовал в свою полную безнаказанность и вседозволенность. Все жалобы Заике на коррупционера Зуба просто-напросто выбрасывались в мусорный ящик без регистраций.

Все это - золотое дно не только для Зуба, но и всей экологической инспекции Украины. Мораторий на проверки в зоне АТО мог остановить финансовые потоки, которые поступали от коррупционной деятельности экологов и поэтому были задействованы все ресурсы, в том числе и СМИ, для создания общественного мнения о негативных последствиях запрета проверок экологической инспекции. В итоге, парламент Украины разрешил экологической инспекции осуществлять проверку малого и среднего бизнеса.

Коррупционная преступная деятельность таких масштабов не возможна без «вертикальной интеграции» - поддержки в правоохранительных органах, прокуратуре и судебной системе. Например, при проверке частных предпринимателей часто используется схема с выписыванием протокола и постановления со штрафом в 132-800 грн. Предприниматель оплачивает данный протокол, чтобы не идти на конфликт с проверяющим органом и не оспаривать протоколы в судах из-за такой незначительной суммы. И вот здесь начинается самое интересное: в постановлении обычно не заполняется графа о сумме ущерба. И, как уже известно сегодня и о чем говорят сами предприниматели, спустя несколько месяцев после оплаты минимального штрафа предприниматель может получить по почте претензию от нескольких тысяч до миллионов гривен и вынужден будет бежать сломя голову в инспекцию, где ему предложат решить вопрос мирно, так сказать, по-семейному, с озвученной суммой решения. Если предприниматель все-таки откажется решать вопрос «мирно», то это не является проблемой для инспекторов экологической инспекции. Махинации и мошенничество для этих инспекторов - обычное дело. В уже подписанный предпринимателем протокол или постановление дописываются новые фразы, и такие протоколы и постановления легким росчерком пера превращаются в основание подать на предпринимателя в суд. Стоит отметить: учитывая тесные отношения между прокуратурой и экологической инспекцией, прокуратура, естественно, откажет предпринимателю в открытии уголовного дела по факту фальсификации документов и совершения других уголовно наказуемых правонарушений инспекторами экологической инспекции во время проверки. А доказательства предоставить просто: (АКТЫ И ПОСТАНОВА).

Система не была бы «вертикально интегрированной», если бы у Зуба не было «своих» судей. Например, в Донецкой области таковым является Константин Сергеевич Харакоз. Если посмотреть статистику Донецкого хозяйственного суда, то при полном составе из 76 судей каким-то образом большинство дел по ГЭИАМ попадает именно к Харакозу. Этот судья является человеком из команды сына януковича. И он один из тех, кто выносил множество противозаконных решений при переделе собственности в Донецкой области в 2012-2014 годах. Любые доводы защиты, доказательства фальсификаций документов судья Харакоз игнорирует и делает вид, что такие доказательства отсутствуют. Это не является правосудием, это полный судебный беспредел. Но этот беспредел каким-то образом исчезает, когда ответчиком являются предприятия Ахметова. В этом случае судья Харакоз прислушивается к доводам юристов «Метинвеста» и по взмаху «волшебного молотка Фемиды» юристы экологической инспекции вдруг теряют свои юридические способности.

Ведь не даром же человек януковича Зуб до сих пор сидит на такой доходной должности, но при этом самые большие загрязнители Азовского моря - металлургические комбинаты олигарха Ахметова, не платят штрафов государству за причиняемый ими ущерб экологии. Суммы штрафов меткомбинатов просто смехотворны. Ахметов имеет своих людей не только в инспекциях, прокуратурах, судах, а также и в министерствах. Этот мафиозно-олигархический спрут охватил всю Украину. Суммы и масштабы коррупции даже не представляемы в человеческом сознании обычных граждан Украины.

Простой пример решений судов, где судьей был Харакоз, есть доказательством коррупций в самых больших масштабах. Частное предприятие, имеющее до 100 человек персонала, оплачивает штраф в 2 миллиона гривен.

Из инсайдерских источников нам стало известно, что ГЭИАМ выигрывает суды у меткомбинатов Ахметова на несколько тысяч гривен, но существенные иски (от нескольких сотен тысяч до миллионов) юристы инспекции почему-то проигрывают.

По нашим данным, за 2016 год комбинат «Азовсталь» - один из самых больших загрязнителей экологии города Мариуполя, заплатил штраф в размере около 8000 гривен. Это даже не вызывает возмущение. К нашему большому сожалению, это - пример «справедливой» жизни в Украине. И после таких примеров, как вы думаете, будут ли в Украину заходить иностранные инвестиции?

Жители Мариуполя вот уже на протяжении пяти лет требуют отставки Зуба, но это им явно не по зубам. И если удалось избавиться от золотых унитазов януковича, то вот от таких «золотых» Зубов Ахметова избавиться трудно.



И, чтобы подытожить написанное, - малые и средние предприятия Мариуполя обречены на долгосрочное и финансово изматывающее противостояние с государственной системой, превратившейся в ОПГ. И жители города, представители мелкого и среднего бизнеса уже не верят ни в Майданы, ни в реформы, и, конечно, на фоне такого беспредела не мудрено, что многие из них призывали путина в 2014 году. Но, к нашему большому сожалению, беспредел Ахметовских кланов, которые прочно окопались во всех государственных структурах, - продолжается, как и продолжается раскачивание на фоне такого беспредела в государственных структурах российскими спецслужбами общественно-политической ситуации в Украине.

Виктория ПРИДУЩЕНКО, председатель ОФ «Мариупольская Дружина»

Мариупольский порт. Фото cfts.org.ua



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Терористи 5 разів обстріляли позиції ЗСУ, один український боєць отримав поранення

подробнее

Опрос

Что даст Украине встреча президентов Трампа и Порошенко?

pp
Конфликты и законы © 2008-2017.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.