mogno vse

Война не завершилась. Для многих поляков она продолжается

voyna posle

 
Война не завершилась ни 8, ни 9 мая 1945. Для многих поляков война продолжалась. Закончилась ли война для шестнадцати руководителей подполья, которые были предательски захвачены Советами в 1945 году и депортированы в Москву? Возвратились они домой после официального окончания войны?


Нет, многие были убиты в подвале Лубянки, другие были отправлены в трудовые лагеря; спустя годы немногие вернулись домой. Закончилась ли война для тысяч солдат Армии Крайовей, которую они начали к 1945 году? Нет, их преследовали долгие годы, хотя они добровольно вышли из подполья, поверив новой власти.

Не закончилась война для тысяч членов Польской крестьянской партии, которые хотели лояльно сотрудничать с коммунистической властью, но многие из них были убиты. Не закончилась, конечно же, для независимых партизанских подпольных отрядов, которые вместе подняли, своего рода, антикоммунистическое восстание в лице всех социальных слоёв населения. Война не закончилась для рядовых мирных граждан, которые хотели, наконец, жить в мире.

Продолжалась война по всей территории Польши, особенно в её северной и восточной части: в Полесье и около Августова и Сувалк, где регулярные войска Красной армии, НКВД, СМЕРШ («Смерть шпионам») совершали рейды на жителей городов и деревень в отместку за якобы поддержку партизан. Там не было конца войны, примерно, для двух тысяч поляков из этих областей, в том числе женщин и детей, захваченных в «Рейде Аугустовском» в июле 1945 года.

Через несколько месяцев после официального окончания войны около 600 поляков из этой группы были убиты. Место захоронения было скрыто и неизвестно до сих пор.

Закончилась ли война позднее, после официального окончания войны? Или продолжалась другим способом — необъявленным, скрытым, при котором всегда присутствует угроза войны?

Так было при коммунистической советской системе, которая была установлена после войны в Польше.

Если это была не открытая война, то, по крайней мере, постоянная борьба, борьба, если не с внешним врагом, то с врагом внутренним, который был более опасен, невидим, постоянно скрывался не только среди противников, но и в своих собственных рядах.

Непрекращающаяся борьба продолжается, но, в настоящее время, под новым знаменем борьбы за мир, за новую систему правления, за новую конституцию, за социальную справедливость, за нового человека...

Борьба за новое общество продолжалась, часто, против этого общества, или, по крайней мере, против того, что рассматривалось в нём, как враждебное.

В Польше, после войны, как рассказывают старожилы, гражданская война велась, и это была война новой коммунистической власти с обществом.

Когда мир ожидал третью мировую войну, в Польше шла война с внутренним врагом, «бандитами из леса», «наследниками АК», «zaplutymi karłami reakcji» («оплеванный гном реакции» — так унизительно при коммунизме окрестили патриотов, которые посвятили всю свою жизнь родине).

Непрекращающаяся борьба, героизм партии, преданность Службы безопасности в установлении нового порядка, всё это находилось в самом центре советского режима в Польше.

Необъявленная война продолжалась постоянно и проникала, охватывала всю общественную жизнь. Так было в 1956 году, 1970, 1981 году, когда вспыхивали общественные протесты и когда власть коммунистов в лице польской объединенной рабочей партии без раздумья стреляла в людей.

В конце 1981 года было объявлено военное положение. Это было первое открытое объявление войны, к которому народ всегда был готов. Это была война не только с различными группами и регионами, но со всем обществом.

Или это не урегулированное политически и морально не законченное военное положение, побежденное после 1989 года, — или из-за этого не стало наследственной тяжести полной конфликтов Третьей Речи посполитой.

Между тем, война окончилась неожиданно и тысячи убитых в начальный период войны переросли в миллионы.

Уже в первые два года войны, когда Польша подверглась нападению двух врагов с запада и востока, начался немецкий и советский геноцид.

Сегодня некоторые хотят уменьшить число жертв и изменить образ войны, даже учитывая, что она началось только в середине 1941 года, когда столкнулись друг с другом два, до недавнего времени, союзника. Их жертвы остаются неисчеслимы.

Только некоторые из них будут известны – не анонимны, тем более трагичны. Для жительницы приграничного города война закончилась за несколько дней до её официального окончания. Она была расстреляна советской администрацией по законам военного времени за радио, которое было найдено в подвале её дома. Она даже не знала о том, что радио спрятал муж, который пропал без вести.

Она не была врагом, не была немкой, она была гражданкой Польши.

Aleksander Orłow, «Конфликты и законы»



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Минулої доби найбільш напруженою була ситуація на Попаснянському та Маріупольському напрямках. У ході бойових дій на Приазов'ї поранення отримав один український боєць

подробнее

Опрос

За кого Вы проголосуете, еси во второй тур выборов выйдут:

pp
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.