mogno vse

На юге Донбасса резкое обострение

novoazovsk

Роман Бочкала, журналист телеканал Интер пишет на своей страничке в Фейсбук: «В соцсетях боевики хвастают фотографиями с подписью «на подступах к Новоазовску». Дай Бог, отбросим нечисть, откуда пришла. Но, в любом случае, совершенно очевидно, что на юге Донбасса резкое обострение. Из многих, подчеркиваю, неофициальных источников доходят сведения о вторжении вражеских сил со стороны России в том направлении.


Но пресс-центр АТО, СНБО, МВД эту информацию опровергают. А Бирюков возмущается, что такого рода информация мешает украинской армии делать свою работу. А кто из этих господ сейчас в Новоазовске? Кто козырнет селфи на фоне пункта пропуска Весело-Вознесенка? Я больше верю бойцам Батальона Днепр-1, пограничникам, местным жителям, главе Новоазовской райгосадминистрации Олегу Сидоренко. У нас тут лингвистические дуэли – доказываем друг другу, у кого правды больше. А кто из нас сегодня был там? Олега Сидоренко очень удивило, что за сегодняшний день к нему в район не приехал ни один украинский телеканал. Зато были французы и португальцы. На чем основаны наши факты, если все, кто сейчас спорит, не был на месте?

«Оперативный штаб не располагает такими сведениями!», - ответил мне в порыве гнева один пресс-офицер. Это он про прорыв вражеской техники говорил. Но я больше верю главе района, который знает подотчетные ему села и утверждает, что шесть из них со вчерашнего дня во власти противника и что граница в его районе украинскими силовиками не контролируется. Это подтверждают бойцы батальонов теробороны, которые вынуждены отступать в неравном бою. Потому что у них нет тяжелой военной техники – она им не положена по закону. Им даже колибр 7.62 нельзя использовать. Я верю мариупольской журналистке Ирине Прудковой, которая знает родной регион, отслеживает ситуацию поминутно и она рассказывает, что уже второй день у них все очень нерадостно. Я верю Andriy Tsaplienko, который опираясь на свои источники, также пишет о прорыве в мариупольском направлении больше сотни единиц вражеской техники и задается вопросом: «Все-таки второй фронт?». Я не понимаю, чем журналисты мешают украинской армии «делать ее работу», сообщая о потенциальной угрозе? Может, нам стыдно признавать какие-то вещи? Неудобно говорить о том, что граница дырявая? И что мы не в силах ее удержать? Пора снять розовые очки. Парад прошел. Если кому-то нравится поза страуса с головой в песке, то мне нет. Правда, пусть и жесткая, всегда лучше обнадеживающей липкой туфты. Это вам любой врач скажет».



Комментарии

  +0 #1 хан 27 авг. 2014 г., 22:01:04
пидару вальцману надо было перед выебонами реальную армию иметь.вот тогда и можно было путлера нах послать.помог тебе сильно твой импотентный запад,пэтя??
  +0 #2 ПРОЛД 27 авг. 2014 г., 22:03:29
ЗАДОВБАЛИ! ДОКАЗИ ,БУДЬ ЛАСКА, В СТУДІЮ!ЯЯ

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Найменше обстрілів було на Маріупольському напрямку. Тут бандити обстрілювали наші позиції на підступах до Богданівки і Мар’їнки

подробнее

Опрос

Как Вы относитесь к лишению украинского гражданства Саакашвили?

pp
Конфликты и законы © 2008-2017.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.