mogno vse

​В Украине 1937 год, а в срыве евроинтеграции виновны голландцы

Маски сброшены. Власть больше не скрывает, что коррупция - одна из составляющих ее существования, а те, кто пытается с коррупцией бороться – преследуются. На каждого, кто выходит на тропу войны с коррупционером, с таким как, например, главврач Львовской областной больницы Гычка М.М., имеющем своих людей в ВР, легко состряпают дело в реформированных полициях-прокуратурах. И человек вместо того, чтобы лоббировать интересы Украины, например в Голландии, вынужден доказывать, что не виновен, а полиция и прокуратура, невзирая на нестыковку фактов и доказанность фальсификации со стороны правоохранителей, упорно, но топорно изображает деятельность, даже подчищая свои же ляпы после того, когда они прозвучали в публикациях СМИ.


Несговорчивым голландцам не нравятся методы НКВД

Когда Голландия решила провести референдум относительно Соглашения об ассоциации с Украиной, все провластные украинские СМИ встали в позу: да как же так, Украина же выполняет все требования ЕС! Портников тогда писал: «Даже если после референдума парламент Нидерландов решит пересмотреть процедуру ратификации, на режим действия соглашения об ассоциации это не повлияет». Но публикации, появляющиеся в центральной и самой популярной газете Нидерландов «Trouw» о том, что украинская правоохранительная система использует уголовный кодекс ради запугивания и преследования, вряд ли позволят верхней палате парламента игнорировать общественное мнение голландцев, которые чем дальше, тем больше возмущены тем, что для украинской власти методы НКВД самые эффективные. А о том, как их применяют, уже писал Михиль Дриберген. И, насколько известно редакции «КЗ», голландский журналист официально, через пресс-службу Генеральной прокуратуры, уже обратился за комментарием относительно дела Натальи Ван Доверен. И, думается, очередная публикация в «Trouw» о том, как львовские «реформированные» полицейские фальсифицируют дела по заказу, существенно повлияет на решение Сената после 15 марта 2017 года. Хрупкое большинство в пользу Украины – развалится, поскольку голландские политики не станут переубеждать жителей Нидерландов в том, что стране, применяющей методы НКВД, необходима евроинтеграция.

Кумовство: на защите своих и для уничтожения неугодных

Невзирая на возгласы о реформах со стороны власти, украинцы наблюдают картину, усвоенную еще со времен СССР, когда неугодных и непокорных обвиняли по уголовным статьям и – упрятывали за решетку. Еще живы те, кто помнит, как 2 апреля 1980 г. Вячеслава Чорновола арестовали по сфабрикованному обвинению в «попытке изнасилования» по ст .117 УК РСФСР.

Но в наши дни популярна другая статья. В наше время неугодных обвиняют, либо как Виту Заверуху в убийстве правоохранителей, либо как Наталью Ван Доверен – в вымогательстве неправомерной выгоды, а проще – взятке.

После публикации в «Trouw» статьи Михиль Дрибергена редакция «КЗ» так же заинтересовалась вопросом: что же такого творят во львовских прокуратуре и полиции? О фальсификациях изложено в интервью «Влада перетнула межу і вже не цурається жодних способів задля усунення неугодних». В материале описано суть конфликта между главврачом Львовской областной клинической больницы и Натальей Ван Доверен - заместителем главного врача по медицинской части, и то, как она выступала против коррупционных схем, применяемых в больнице. И как протестовала против продажи недостроенного помещения частной структуре, поставившей себе за цель сделать себя (под прикрытием нужных людей) монополистом в предоставлении определенных услуг больным, когда в государственной больнице отделение ликвидируется, зато обследование можно будет пройти за деньги в частной клинике.

Конфликт интересов, когда кто-то выступает против того, чтобы иная сторона снимала сливки, используя теневые схемы, всегда приводит к раздору и желанию убрать неугодного, мешающего реализовывать коррупционные механизмы. А когда за спиной подспорье в виде практически родственников депутатов от БПП братьев Дубневичей, задекларировавших на двоих более 600 объектов недвижимости, когда известно, что Ярослав Дубневич задекларировал 8,23 млн долларов, 2,78 млн евро и 5 млн грн наличных средств, а его брат Богдан держит наличными 11,5 млн долларов, плюс его жена Татьяна хранит наличными еще 5,4 млн долларов, то каждому ясно, как будет себя вести главврач Львовской областной клинической больницы.

Причем вот какой нюанс: до 1992 года братья Дубневичи развивали обувной бизнес, но – не занимали никаких должностей и не были причастны к политике. Потому в 1992 году их бизнес – потерпел крах в результате инфляции. И вот, сюрприз: стоило только одному из братьев пойти по карьерной лестнице чиновника, а потом подтянуть к себе брата, а после уже двоим стать депутатами, как оказалось, что можно развивать бизнес, не боясь ни кризисов, ни инфляций. Будучи при власти и используя кумовство, можно и недвижимость за копейки покупать, и на созданные и аффилированные к ним компании деньги из бюджета переводить: то на ремонт дорог, то на строительство, тендеры на которые, случайно, выигрывает строительная компания, принадлежащая Богдану Дубневичу.

А вот сам Михаил Гычка, приходящийся одному из братьев Дубневичей сватом (вот оно - кумовство), о чем сообщает множество СМИ, стоит только забить в поисковую систему Гугл запрос: «Дубневич и Михаил Гичка, депутат Львовского облсовета, главный врач Львовской областной больницы», уже был словлен специальной комиссией Львовской рады на схемах. И, как подтвердили из Львовской областной рады, предоставив нашей редакции решение рады от 23 ноября 2012 года № 619, после проведения комиссии, инициированной той же радой, Михаила Михайловича Гичко рекомендовали уволить с должности главного врача Львовской областной клинической больницы в соответствии с пунктом 1 статьи 41 КЗоТ Украины. Но связи в Украине и кумовство настолько сильно развиты, что никто никого не уволил. А сам Михаил Михайлович и нынче - депутат Львовской областной рады от того же прославленного БПП.

А кому должны помогать прокуратура и полиция? Естественно - тем, кто имеет возможности и связи. И в случае с Натальей Ван Доверен правоохранители старались и стараются во всю прыть так, что уже и не знают, как услужить, лишь бы угодить Михаилу Михайловичу, о деятельности которого СМИ писали задолго до конфликта с Ван Доверен. Так, например, «expres.ua» 21 января 2013 года называла главврача Львовской областной больницы мародером с депутатским мандатом, причастным к тому, что тяжелобольных обобрали на миллион долларов. А другие – называют его золотовалютным чиновником и публикуют фото шикарнейшего автопарка, купленного, естественно, на мизерную зарплату главного врача больницы, и дома, в котором мог бы разместиться полноценный детский приют.

Полиция и прокуратура: состряпать дело? Проще пареной репы

Но делами Михаила Михайловича и его сыновей прокуратура не интересуется. Если у прокуроров спросить о том, откуда у доктора с мизерной зарплатой вот такие расходы, то ответят, как и положено: все это нажито главврачом непосильным трудом. А вот сфальсифицировать дело против оппонента Михаил Михайловича - милое дело. Как не угодить другу, свату и сотоварищу братьев Дубневичей?

Не удивительно, что Наталью Ван Доверен обвинили во взятке, а взятку ей несла не кто-нибудь, а теща оперуполномоченного. И при этом теща, давая показания, изначально указала (и даже подписала свои показания), что Ван Доверен требовала у нее взятку 17 ноября 2016 года. Но как только Ван Доверен подтвердила на эту дату свое неопровержимое алиби и рассказала в СМИ о том, что следователь прокуратуры Львовской области и прокурор заявили ей в глаза, что подозрение перепишут, сразу после публикации ее слова исполнились: следователи за собой подчистили. И теща следователя, уже в новых показаниях, заявила, что следователь ее не понял. И только очень неумный человек, не знакомый с системой, поверит в такую чушь, поскольку, по процедуре, перед подписанием документов, следователь всегда просит ознакомиться с написанным и требует подписать, чтобы подписант указал: «с моих слов записано верно».

Но в деле Ван Доверен цепочка прослеживается легко, когда теща следователя в показаниях сообщает, что сначала приехала в Больницу Дрогобыча с анализами родственника, а там, посмотрев анализ и не видя больного в глаза, ее отправили к заместителю главного врача по медицинской части Львовской областной больницы. В эту часть рассказа тещи следователя может поверить только умалишенный, никогда не посещавший украинских поликлиник или больниц, поскольку каждый знает: даже если и хочешь попасть к кому-то по блату, то по совету доктора из районной больницы, без предварительных договоренностей и созвонов, никто не примет. Но со слов тещи следователя получается, что каждый дворник может отправить к министру, а министр, за решение вопроса, сразу и денег потребует. Что уже говорить о докторе из дрогобычской городской больницы, якобы увидевшей анализы больного (а они были как у человека, что при смерти), в нарушение приказов МОН не пославшей «скорую» к смертельно больному для его госпитализации (так как в дрогобычской больнице есть отделение гемодиализа)? Она, в нарушение предписаний, отправила якобы родственницу больного, то есть – тещу следователя, к заместителю главного врача по медицинской части Львовской областной больницы. А та, сходу, не видя больного и не ознакомившись с его медицинской картой (в которой обязательно должно быть указано, когда у больного отказали первая и вторая почки), с незнакомого человека потребовала взятку за госпитализацию якобы смертельно больного. Вот так, просто, посмотрев на анализ, выданный частной структурой, которая, судя по отзывам на сайте 032.ua, видимо, получала жалобы, а то и заявления от пациентов в милицию и прокуратуру, а потому легко пошла на сговор с правоохранительными органами, поскольку как не ублажить следователя? Ты ему – поддельный анализ, а полиция потом не станет реагировать на жалобы пациентов.

Но интересно другое: как только редакция «КЗ» начала заниматься вопросом фальсификации правоохранительными органами дела Натальи Ван Доверен, наводить справки и собирать информацию, тут же выяснилось, что полиция и псевдоносительница взятки оплошали, указав в первом подозрении число, никак не подходящее, поскольку Ван Доверен имеет в этот день алиби. Кроме того, оказалось, что в больнице в срочном порядке стали подговаривать больных и врачей для того, чтобы они дали показания против Ван Доверен. И этому есть подтверждение на диктофоне журналиста, когда один из информаторов подтвердил, что в дело идут и угрозы, и уговоры, и подкуп, лишь бы кто-то сделал еще заявление о том, что давал Ван Доверен взятку.

Естественно, что в этом деле будут всплывать еще другие интересные нюансы, доказывающие, что украинская правоохранительная система работает не по закону, а по заказу. Тот факт, что в новом подозрении Натальи Ван Доверен все же дописали еще два эпизода якобы взятки, которые невозможно доказать, но можно озвучить, подтверждает информацию источника редакции о том, что желающих выдвинуть обвинения искали и - нашли. И все же прокомментировать сложившуюся ситуацию, появление новых эпизодов в подозрении, а также тактику следователей полиции и прокуратуры, редакция попросила Мицика Олега Владимировича, адвоката адвокатского объединения «Мицик и Партнеры»:

«В принципе, эпизоды, не связанные с непосредственным задержанием человека при получении неправомерной выгоды, а проще – взятки, согласно законодательства, имеют право на существование. Закон не запрещает подобных прецедентов. Но, во-первых, нужны серьезные доказательства того, что факт передачи имел место, а во-вторых, возникает резонный вопрос: почему заявитель столько лет не был заявителем? Почему ранее не обращался в правоохранительные органы, а стал заявителем в определенный момент? Так же должен заметить, что только в пятницу, 20 января 2017 года, нам сообщили о том, что расследование дела окончено и нам предоставят доступ к материалам следствия. И, только ознакомившись с этими материалами, я, как адвокат, смогу скорректировать защиту. Или, если быть точнее, в контексте оговариваемого дела, только ее начать, поскольку на протяжении следствия следователь игнорировал наше право знакомиться с элементарными материалами дела. Естественно, что мы пытались обжаловать действия следователя, подавали жалобы о его отводе. Но все прекрасно понимают, что в нашей системе, игнорирующей права подозреваемого, это – бесполезно. Поэтому, для полноценной защиты необходимо ознакомиться с материалами дела, поскольку на самом деле ситуация абсурдна, ведь даже заявление провокатора, человека, якобы давшего взятку, мы впервые увидели в конце следствия. При этом следует заметить, что в этом деле наблюдалась довольно таки специфическая манера расследования, связанная с тем, что заявитель является близким родственником одного из оперативных работников.

Что же до доказательств относительно того, что дело против Наталии Романовны заказное, то тут следует вспомнить о длительном конфликте между главврачом и его заместителем, о чем, кстати, неоднократно писалось в прессе. Люди, интересующиеся жизнью Львова и Львовской области, знакомы с этим конфликтом из манеры публичного общения между главврачом и его заместителем. И каждый может сказать, что главврач и его заместитель по-разному смотрят на одни и те же вещи. Главврач, являясь депутатом Львовской областной рады, ни разу не сделал удобоваримого заявления о положении медицины в области. И наоборот: Наталья Романовна, не являясь депутатом и политическим деятелем, продуцирует положительные предложения и постоянно борется за то, чтобы в медицине области наступили позитивные трансформации.

Ну и в рассуждении относительно допроса родственницы следователя, якобы дававшей взятку, и «случайно» перепутавшей дату, то мне неоднократно приходилось сталкиваться с тем, что такие провокаторы, особенно приближенные к правоохранительным органам, чаще всего не вникают в то, что подписывают. Они доверяют следователям, поскольку они с ними в связке. И на данный момент прокуратура Львовской области утверждает, что истребовала дело Ван Доверен из полиции для разбирательства, поскольку они, якобы, заметили неэффективность расследования полиции. И исправление даты предложения взятки они приписывают своей внимательности в расследовании. Но, на самом деле, казус с датой они узнали из жалоб Ван Доверен и от журналистов из публикаций, в которых был раскрыт этот ляпсус. И если бы дело попало в суд, как и предполагалось, до 15 декабря 2016 года, то оно бы в суде рассыпалось. К сожалению, озвученные в СМИ факты, подтверждающие фальсификации дела против Натальи Романовны, дали возможность следователям прокуратуры изменить определенные детали. И принимая во внимание тот факт, что в поисках тех, кто мог бы еще заявить о том, что давал Наталье Романовне взятку, заказчики обращались к очень широкому кругу лиц, можно смело говорить о заказанности этого дела. Поэтому мне не хочется сейчас озвучивать и другие моменты, доказывающие факт фальсификации дела, поскольку и в полиции, и в прокуратуре очень внимательно читают все публикации. Они уже воспользовались тем, что в СМИ озвучили определенные бесспорные подлоги со стороны следствия, подтверждающие обстоятельства фальсификации дела, и во втором подозрении попытались это откорректировать. Хотя, естественно, попытки внесения изменений свидетельствуют о том, что прокуратура и полиция пытаются исправить свои же промахи».

На фото Наталья Ван Доверен



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Ситуація в АТО: З початку доби ворог 25 разів відкривав вогонь по позиціях ЗСУ. Один український військовий отримав поранення

подробнее
Конфликты и законы © 2008-2017.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.