mogno vse

Надеюсь сбежать из этого крымского концлагеря

krim 2

 
В Фейсбукке появилась еще одна история человека, познакомившегося с «вежливыми» зелеными человечками не из новостей, а столкнувшись с ними в реальности. Реальность оказалась страшной и бесчеловечной. И эту исповедь должен прочесть каждый, чтобы понять, где сегодня в мире существует реальный фашизм…


«Хотя это сейчас чрезвычайно опасно не только для меня, но и всей моей семьи – я ДОЛЖЕН сообщить ПРАВДУ, я не могу больше молчать!!! Я – Алексей Федоров, гражданин Украины, родился, вырос и живу в Симферополе, у меня жена и двое детей. Отец – русский, мать – украинка, хотя дед по материнской линии – крымский татарин. У меня есть, точнее БЫЛ, свой частный бизнес – сеть аптек по городу. Но давайте все по порядку.

Когда «зеленые человечки» начали захватывать полуостров, у некоторых граждан действительно проявлялась эйфория. Даже мне закралась в голову предательская мысль, что Россия вложит свои нефтедоллары в экономику Крыма и жизнь наконец-то наладится. Но не тут-то было! Уже через несколько дней начали происходить невероятно страшные вещи - их сложно описать, а наблюдать вживую еще тяжелее. Это как кошмарный сон или фильм ужасов! В моем доме жила семья крымских татар, которая вернулась на родину в начале 90-х. Глава семейства однажды осмелился сделать замечание российскому солдату, что тот БТР-ом заблокировал парковку возле нашего дома (он расположен на окраине города, почти на въезде) – на что тот сразу ответил матерными криками, а затем, громко смеясь, дал команду товарищу идти «на таран» - в итоге передняя часть его Лады Приоры (взятой полгода назад в кредит) была всмятку раздавлена, а сам татарин, не веря своим глазам, едва выскочил из автомобиля.

А утром он нашел машину в еще более плачевном состоянии. Заявления в ГАИ и милицию – принесли только обратный результат: поздно вечером, когда он возвращался с работы, он был избит неизвестными в военной униформе – причем его били по голове прикладом автомата и потешались, держа наточенный штык у горла. После таких «забав» его отпустили со словами: «Слышь, чурка, еще раз вякнешь – отправим на тот свет с семьей»… В результате – сотрясение мозга, открытый перелом руки со смещением, перелом ребер и носа, множественные гематомы и тяжелые ушибы, потеря литра крови – 2 дня он провел в больнице… Милиция на этот раз вообще отказалась принимать заявление – как оказалось, она была в доле с оккупантами.

Но худшее было еще впереди – эти нелюди узнали, что он снова попытался жаловаться и вычислили, где работает его жена. Она была фармацевтом в моей аптеке, которая в трех километрах от дома. На следующий день туда нагрянули «зеленые человечки» и в наглой манере зачем-то затребовали «подарить» «русским братьям» (хотя эти ребята были похожи на кадыровских кавказцев) 200 пачек дорогостоящих антибиотиков (например, дефицитный "Сипробай" – один курс стоит 4 тыс. грн..), 500 упаковок витаминных комплпексов, «как минимум» 300 пачек самых дорогих стероидов и много чего еще. Мол, на нужды «вашей Самообороны». Она попыталась вежливо отказаться – но они сразу взбесились и начали откровенный грабеж, который сопровождался крушением витрин и стендов. Женщина попыталась кричать, но ее схватили, заклеили медицинским лейкопластырем рот, закинули в «Тигр» и увезли к месту дислокации. Там над ней издевались и чуть не изнасиловали. За возврат потребовали 3 тысячи долларов. Поскольку у семьи не было таких денег – в тот же день продали за бесценок всю бытовую технику, часть мебели, отдали все, что копили на черный день, который теперь настал… К следующему вечеру женщину вернули в обмен на деньги – у нее был жуткий измученный вид, я заметил почерневшие синяки – на руках (от наручников) и на лице…

С приближением референдума ситуация становилась все страшней. Несколько моих друзей, которые лишь заикнулись, что им «не совсем понятно, от кого Россия защищает крымчан», были через день уволены без объяснений и выплаты зарплат. Потом выяснилось, что руководство находилось под прессингом оккупантов, которые ультимативно приказывали увольнять всех, кто занесен в список «неблагонадежных». Большая часть этих черных списков составлялась по принципу причастности к антироссийским акциям протеста, а также основывалась на доносах коллег, или даже – я не мог сразу поверить: наличии украинской символики у сотрудников (на рабочем столе или автомобиле). Даже украинский флаг оказался под негласным запретом!

15 марта мне позвонили из налоговой и вызвали на «срочный важный разговор». Когда я зашел в кабинет главного инспектора, там уже было двое «зеленых человечков» в маске и с автоматами и один неизвестный мужчина «в штатском». Инспектор тяжелым, но в то же время, жестким тоном потребовал: «ты завтра ДОЛЖЕН прийти на референдум, на избирательный участок на Евпаторийском шоссе! И я, надеюсь, ты понял, как нужно проголосовать? А то смотри – найдется статейка в российском налоговом кодексе и не только без своих жалких аптек останешься, но и загремишь за решеточку на пару годиков! Усек?». Все время на него пристально поглядывал и одобрительно покачивал головой «товарищ в штатском».

Я, с навернувшимися на глазах слезами, был вынужден пойти на этот проклятый референдум – но назло им проголосовал ПРОТИВ присоединения к России! В 12 ночи мне позвонили из налоговой (!) и сказали, что у меня «задолженность по уплате налогов в 15,5 тыс. грн.», а некоторые документы – «недействительны», так как «оформлены неправильно». На следующий день против на меня было открыто уголовное дело, а работа сети аптек была остановлена. А татарская семья – вообще после референдума осталась без жилья: закрывающийся банк потребовал возврата кредита за автомобиль, а так как денег у них не было – квартиру, под залог которой выдали его, конфисковали.

Что самое отвратительное – в Крыму сейчас установлена тоталитарная цензура! Никто не может даже словом обмолвится о подобном беззаконии, которое сейчас здесь почти на каждом шагу! 18 марта меня вызвали на «разговор» к участковому – он оказался новым человеком, бывшим «беркутовцем» из Киева! Глядя в глаза, он саркастично произнес: «тише едешь, дальше будешь, а болтнешь – тюрьму получишь!». И я молчал.

Однако позавчера – мою жену, преподавателя истории, уволили из школы, которую не только превратили из украинской в русскую, но и заставили детей учить по российским учебникам, где даже «Киевская Русь» именуется не иначе как «Древнерусское государство». Одно возражение – стоило ей рабочего места… И тогда я осознал, что если моя жена нашла в себе храбрость выступить против этого ярма, то – стыд мне, если я трусливо молчу!

Пока я нахожусь под подпиской о невыезде, но надеюсь скоро сбежать из этого крымского концлагеря со своей семьей – пусть и потеряю все… Но нет ничего дороже свободы!
P.S. Пусть это будет уроком жителям юго-востока Украины – цените свободу, пока вы ее имеете!»



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Последние новости

Довкола Луганського російські окупанти п’ять годин обстрілювали позиції Збройних Сил України зі 120-ти та 82-мм мінометів, озброєння БМП, гранатометів і кулеметів

подробнее

Опрос

Что принесет Украине закон о реинтеграции Донбасса?

pp
Конфликты и законы © 2008-2018.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.