mogno vse

​Посыл от власти: молчи и терпи. Возлюби воров, подонков и предателей

Советская власть строилась на запугивании, доносах и страхе. Аморальность в маргинальных слоях населения поощрялась, ведь маргинал легче убивает или принимает решение украсть. Проявление бесчеловечности по отношению к классовым врагам, которые еще вчера были соседями и друзьями, преподносили как революционную целесообразность, а думающих граждан, сопротивляющихся системе или ненадежных, сажали в тюрьму или ссылали в концлагеря на подобие ГУЛАГа.


Советское общество получало четкий посыл: стучишь на соседа и любишь партию, возможно, избежишь участи преследований. Если же проявляешь непокорность или считаешься «ненадежным» - можешь получить ссылку или тюрьму.

Люди посыл усвоили. Интеллигенция и думающие граждане были истреблены или надежно изолированы. А аморальность, сформировавшаяся в атмосфере жесткого террора, - восторжествовала.

Однако после смерти Сталина наступила «оттепель», потому что тогдашние члены ЦК КПСС уже не хотели откровенно демонстрировать миру «звериный оскал» социализма. И появились шестидесятники и те, для которых скромность, порядочность, гуманность, великодушие и честь стали превалировать. В обществе сформировался запрос на моральность, а благородство декабристов многие родители стали приводить своим детям в пример. Потом появилась плеяда сознательных граждан, положивших в основу своей деятельности нравственные приоритеты.

И сегодня многие восторгаются фотографией академика Сахарова на одном из съездов ЦК КПСС, где он демонстрирует свой единичный протест против единодушно-послушного и корыстного большинства, поскольку таким образом он проявил индивидуальность – то, чего боялись и что истребляли коммунисты.

Для коммунистов и их последователей аморальность стала толчком карьеры. Бесстыдство, цинизм, предательство, а с другой стороны – подхалимаж и приспособленчество, формировали типажи безнравственных подонков, не желающих допускать развитие индивидуальности, поскольку при развитии индивидуальности пропадает возможность контроля и послушания толпы, в среде которой могут проявиться умные и самостоятельные личности, умеющие отличать пропаганду и циничную ложь от истины.

Но Сахаров и ему подобные хоть и внесли свой вклад в развал концлагеря под названием СССР, не смогли избавиться от коммунистов и их наследников. А те, в свою очередь, изначально залегши на дно, после развала СССР, после, в некоторых странах, вырвавшихся из концлагеря, опять взяли власть в свои руки.

Украина оказалась одной из таких стран, где коммунисты и комсомольцы, но уже вкусившие запретный плод денег (а не только льгот и власти, полагавшиеся коммунистам, что и прививало им чувство избранности над другими гражданами), срослись с криминалом и начали продвигать правила коммунистического толка. И на гребне властной волны появился маргинал, умеющий подкупить и обмануть избирателя, оставаясь при этом циничным подхалимом, умеющим организовать начальнику дополнительный доход.

Проявившийся олигархат не появился из ниоткуда. Бывший директор завода Кучма после развала СССР вдруг осознал, что можно быть безмерно богатым и не боятся ОБХСС, если, оставив старую систему, ее слегка видоизменить под новые обстоятельства. Но самому воровать было не совсем прилично, и он воспользовался помощью уголовников и собратьев по коммунистической партии, которые в один момент стали олигархами, когда за бесценок стали «покупать» когда-то государственные предприятия.

Однако система социальных лифтов не изменилась. Она трансформировалась в определенную систему, при которой во власть стали попадать люди по отрицательному отбору: подлецы, негодяи, приспособленцы, а также родственники и кумовья. Непотизм набирал обороты, и коммунисты цементировали себя в новых ролях, но с использованием старых коммунистических механизмов, при которых аморальность – первое качество попадания во власть.

При этом демонстрировать в обществе свое невежество власть не рисковала. Гражданам - лгали и рассказывали о победе справедливости, поскольку в обществе все же превалировали запросы на моральность.

Украинское общество требовало свободы слова, возможности протестов, настоящих прав человека и мировых правил рыночных отношений. И наследники компартии вынуждены были приспосабливаться, надевая на себя маски «добропорядочных», пытаясь подкупить общество имитацией этих понятий.

Тем не менее, не смотря на две революции, на растущий запрос украинского общества на моральные и нравственные императивы в политике, теперешние наследники коммунистов решили насаждать систему тотальной лжи, цинизма и запугивания, взяв на вооружение все механизмы старых коммунистов, приносящие когда-то нужные коммунистам результаты.

Естественно, что запустить тотальный террор коммунисты, желающие изображать из себя европейцев, уже не могут. Но вот элементы террора они пытаются обществу навязывать. Как заметил народный депутат Чумак в своем ФБ, власть может пойти и на то, чтобы запугивать активных граждан условными сроками по уголовным процессам. Такой себе мягкий террор, при котором можно заявлять, что оппозиция – куплена, деморализована, а убрав неугодных, - зачистить от них политическое поле.

Произведя в стране интронизацию, коммунисто-олигархи бояться проявления инакомыслия и людей, посягающих на их образ жизни, при котором идеологи коммунизма продолжают быть «избранными», а остальные – всего лишь толпа, обязанная их обслуживать. И казус министра социальной политики Ревы, проявившего настоящее лицо людей у власти, и рассказ журналиста Гнапа, в котором он пересказал диалог с президентом, из которого проистекает, что для Порошенко люди «хомячки», демонстрирует, что власть пытается себя зацементировать в условиях вседозволенности и неограниченной, бесконтрольной власти бывших коммунистов, их наследников и уголовников. Желая при этом проявлять переизбыток своих прав над бесправием общества.

Соответственно, любое инакомыслие или борьба против их системы воспринимается ими как посягательство на их вседозволенность. И даже если критикой или борьбой занимаются не во всем чистоплотные граждане, все равно представители власти начинают считать их врагами и видят в них угрозу своему существованию.

Вследствие чего коммунистические псевдоэлиты так и обеспокоены появлением тех, кто может хоть как-то быть моральнее их. Оттого они и предпринимают попытки подкупить оппонентов и тех, кто их разоблачает. Они стараются предложить им соблазны власти с ее неограниченными возможностями, вовлечь их в свои схемы (будучи уверенными, что каждого можно подкупить или купить), а также втянуть их в свои нечистоплотные делишки, чтобы обществу всегда можно было продемонстрировать свидетельство, как вчерашний борец атрофировал, превратившись в послушного циничного чинушу.

И таких примеров, к сожалению, в украинском обществе – много. Некоторые вчерашние борцы с несправедливостью и за демократию часто не выдерживают медных труб, проявляя низменные качества и превращаясь в подобие мракобесов, что ДАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ аморальным типажам у власти подбрасывать обществу ложную мысль, что якобы все борцы с коррупцией и диктаторской властью – нечистоплотны, и доказать это можно, поставив их в определенные условия.

Изворотливость в защите ложных и сомнительных посылов о людях с совестью открывает возможность эту кальку накладывать на всех, кто выступает за права человека, борьбу с коррупцией и против бандитизма коммунистическо-олигархического клана.

Тем не менее, власть осознает, что могут быть люди, отказавшиеся от их предложений и подкупа. И вот таких власть готова запугивать. Как и коммунисты в СССР, представители украинской власти поставили на страх, доказывая обществу, что если проявляешь непокорность, или считаешься «ненадежным» - можешь получить судимость по уголовной статье.

Оттачивать свое право на запугивание власть начала еще три года назад, когда хладнокровно и цинично продемонстрировала, что те, кто убивал на Майдане, воры, уголовники, мошенники и убийцы – получают индульгенцию и могут быть обласканы властью и допущены к разворовыванию страны, а патриоты и добровольцы будут сидеть по тюрьмам и СИЗО, а также – уничтожаться физически, как Саша Белый или Лесник.

Дав сигнал о физическом уничтожении тем, кто способен не просто к протесту, а может его еще и организовать, власть переключилась на менее опасных (а, скорее всего, даже лояльных к власти), но от этого не перестававших быть неудобными активистов. И выпады в сторону Шабунина - тому подтверждение.

Но то, что власть решила в отношении его применить репрессивные методы – не удивительно. Страшно другое. Оказалось, что в той же социальной сети ФБ (а значит, и в обществе в целом) существует определенное практически советское агрессивно-послушное болото, готовое одобрить любой неадекватный поступок власти. Видимо, аморальность с ее циничностью, невежеством и неуважением к людям находит отклик в некоторых, практически советских сердцах отдельных граждан, которые, даже не смотря на то, что видели ролик с Шабуниным и момент провокации, тем не менее, рассуждали о том, что активисту необходимо дать срок в тюрьме, чтобы другим было неповадно. А ведь в ролике понятно, за что Шабунин ударил провокатора. Он ударил его за то, что ранее этот человек довел до слез женщину (то есть, мог ее оскорблять или унижать). То есть: в этом случае Шабунин поступил по нормам правил морали и этики, как и положено поступать мужчине: он заступился за женщину.

Так откуда появились личности, утверждающие, что за защиту чести женщины (в этом конкретном случае) необходимо сажать в тюрьму? Ведь у людей с адекватным воспитанием и здоровой психикой, со стойкими моральными устоями (независимо от того, любят они Шабунина или нет), поведение Шабунина именно в этом конкретном случае должно вызывать уважение. И нормальные люди писали: ударил, пусть отвечает и платит штраф. Но ударил заслужено.

Но были и такие, кто пытался донести до общества мнение, что вот если Шабунина не упрятать в тюрьму, то теперь каждый будет распускать руки. При этом такие люди не упоминали, за что же провокатор получил удар. И получается, что не издохшее советское агрессивное болото, подхватив идеологию власти о запугивании, принимает правила, при которых каждый провокатор и подонок может себя вести неадекватно, а тот, кто может дать отпор, делать этого – не должен, а обязан терпеть. А иначе – получит тюрьму. При этом вышеупомянутые личности совсем не возмущались тем, что украинская власть поощряет аморальность, что она, презрев общественное мнение, дает понять обществу, что вести себя так, как Тетерук, Насиров, Барна, Мартыненко, Дейдей, Рабинович, Мураев, Голубан, как раз – нормально. А вот личности (даже такие лояльные для власти, как Шабунин), но ее критикующие, разоблачающие и презирающие – будут поддаваться гонению вплоть до тюремного заключения.

К сожалению, обществу пытаются навязать правила, при которых воры, провокаторы, проходимцы, аферисты, невежи, циники и аморальные личности – обласканы системой и властью. А те, кто требует порядка и уважения прав человека, - вне системы и будут властью преследоваться и уничтожаться.

Увидев силу общества и осознав его попытку подняться на ступень моральности и открытости, старые коммунистические элиты всполошились. Они не могут допустить демократии, честности, открытости и свободы. А потому и в дальнейшем станут запугивать неугодных, дискредитировать их, пытаться их разделить или подкупить. И, естественно, среди общественников найдутся и такие, кто согласится на подкуп власти ради личного обогащения и личной выгоды. Но все же останутся и те, кого власть не сможет подкупить, запугать или дискредитировать. Вот таких она постарается уничтожать, потому что ей не нужны примеры граждан, которые, как Сахаров или Амосов, бросили вызов системе, ибо на их примере общество сможет расставить маркеры порядочности, гуманности, справедливости и нравственности. А это – реальное изменение в системе, когда аморальность не только презираема, но и выбрасывается обществом за ее пределы и проявляется в нем не как норма, а, скорее, как нечаянное зло, которое так или иначе себя проявляет. Превалирование нравственности - это конец системе коммунистическо-уголовно-олигархического клана, когда вседозволенность порождает безнаказанность. И сколько бы эта система не сопротивлялась, ее агония – уже видна. И чтобы ее скрыть, власть станет ужесточать диктатуру, продолжая запугивать каждого, кто посягнет на работающую систему воровства и обогащения для тех, кто решил, что он – избранный.

Оксана КОТОМКИНА, «Конфликты и законы»

Андрей Сахаров 1989. Фото из сети Интернет



Комментарии

  +0 #1 Павел 22 авг. 2017 г., 9:39:40
Все просто, либо ты служишь темным силам разрушения, либо светлым созидания. В первом случае и есть пример поведения от наших власть-имущих. Вторых они всеми возможными методами подавляют, а по возможности уничтожают. Народ слепой, глухой, задуренный ихними же СМИ.

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

За минулу добу по усій лінії зіткнення ворог здійснив 26 обстрілів позицій Збройних Сил України. Один український боєць отримав травму

подробнее

Опрос

Вы верите, что с депутатов наконец снимут неприкосновенность?

pp
Конфликты и законы © 2008-2017.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.