mogno vse

​Ограничение к правосудию воплотилось уже не только в законах

ВАСУ становится похожим на тюрьму. Ограничение к правосудию уже не только в законах, но и на практике. Как через такую решетку сможет пройти инвалид? Таким образом, для колясочников уже физически закрыли доступ в Высший административный суд Украины.


На мой взгляд, за подобную организацию работы в первую очередь должен нести ответственность глава суда.

Это позор, и я считаю, что подобные системы при входе именно в суд недопустимы.

Сегодня обратимся с официальным требованием о демонтировании такой проходной.

Rostyslav Kravets, facebook.com

Фото со страницы Facebook



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

У результаті бойових дій, що тривали минулої доби на сході України, один військовослужбовець зі складу ОС дістав поранення внаслідок гранатометного пострілу з ВОГ-25

подробнее

Опрос

Доверяете ли Вы результатам подсчета голосов нынче действующей ЦИК?

pp
Конфликты и законы © 2008-2019.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.