​«Веймарская воронка» украинской политики

Украину добивает ни коронавирус, а бездарная, безответственная и антигуманная политика наших властей. Если бы не эпидемия коронавируса, мы бы так и не увидели насколько безразличны украинским политикам наши здоровье, жизни и судьбы.


К концу 2020 года политическая ситуация в Украине стала более чем уродливая и критическая. Окно возможностей, которое открывалось в стране после поражения на президентских выборах элитного коррупционера и олигарха Порошенко, и вспыхнувшие надежды, в связи с избранием молодого жизнерадостного нового президента Зеленского, быстро исчезли. Кажется, что президент Зеленский так и не понял, что произошло, но уже сильно устал от политики. Это тупиковая ситуация, которая требует своего разрешения как для Зеленского, так и для Украины.

Наше тяжелое положение, опасную ситуацию можно определить как предтечу катастрофы, когда одновременно совпали политический, экономический и социально-медицинский (эпидемиологический) кризисы. И один хуже другого. Тот факт, что весь мир тоже переживает чудовищный кризис из-за пандемии и экономического кризиса, не делает наше положение легче, ибо нам даже не с кем себя сравнить - ни в Европе, ни в Азии. Будущее страны сузилось до «слабого света в конце туннеля».

Основной политический тренд задают два опытных антиукраинских политика. Два «соловья-разбойника» - Медведчук и Порошенко на местных выборах здорово укоренились в различных регионах Украины. Они смело приватизировали себе западно-украинский и восточно-украинский электорат, превратив избирателей в заложников своей политики, своей борьбы за власть. Чем сильнее Порошенко имитирует патриотический имидж на Западе Украины, тем сильнее Медведчук демонстрирует на Юго-Востоке Украины свою любовь к кремлю и его долгожителю - президенту россии путину. Они оба делают вид, что являются политическими противниками, но стараются не обижать друг друга и успешно сотрудничают в борьбе с Зеленским.

Запутавшийся в политических интригах с олигархами, Президент Украины Зеленский, вместе с легендарным «спасателем» Ермаком и рыхлыми «Слугами народа», оказался посередине этой «Веймарской воронки», зажатый с двух сторон ОПЗЖ и ЕС. Он пытается вырваться из ловушки, обращаясь то к «соросятам», то к силовикам, то к старой бюрократии времен януковича. Но ничего не помогает ни ему, ни Украине. Пространство маневра президента Зеленского с каждым днем все больше сужается. А обратиться к украинскому народу с радикальными реформистскими решениями и предложениями у него не хватает духа...

Одна надежда на политическое «чудо», но у этого «чуда» должно быть свое имя, крепкие нервы и готовый план действий.

Виктор Небоженко, facebook.com

Фотоколлаж «Конфликты и законы»



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Палата представників Конгресу США оголосила імпічмент президенту Трампу. За імпічмент проголосувала більшість - 232 члени Палати Представників

подробнее

Опрос

Какой из украинских президентов разочаровал Вас больше всего?

Конфликты и законы © 2008-2021.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.