Первый день публичного расследования смерти Александра Литвиненко в зарубежных СМИ

29london sud

 
Западная пресса подробно цитирует и излагает заявления и показания, сделанные в зале суда в Лондоне. Председательствует судья сэр Роберт Оуэн. На первом заседании, которое состоялось во вторник, выступил королевский адвокат Бен Эммерсон, представляющий интересы родственников покойного (вдовы и сына Александра Литвиненко). Адвокат расследования Робин Тэм зачитал высказывания Литвиненко в беседах с полицейскими, которые состоялись в больнице перед смертью.


«В суде утверждалось, что Александр Литвиненко пережил первую попытку его отравить» - отмечает The Guardian в заголовке одной из статей. Журналистка Эстер Эддли поясняет: в первый день публичного расследования «в лондонском суде было заявлено, что в дополнение к инциденту 1 ноября 2006 года, повлекшему за собой смертельное отравление, Литвиненко за две недели до этого пережил более раннюю попытку его отравить, когда встретился с двумя россиянами, Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном, в офисе на Гросвенор-стрит в центре Лондона».

Хотя после первой попытки отравления 16 октября у Литвиненко была рвота, заявил в суде адвокат расследования Робин Тэм, он не испытывал серьезного недомогания до второй попытки, которая оказалась смертельной.

«Тэм сообщил суду, что в беседах на смертном одре в больнице со следователями из лондонской полиции Литвиненко обвинил российского президента Владимира Путина в том, что он лично приказал его убить», - говорится в статье.

По словам Тэма, Литвиненко сказал полицейским, что «совершенно не сомневается, что это было сделано российской секретной службой» [так в оригинале. - Прим. ред.].

Литвиненко сказал: «Зная эту систему, я знаю, что этот приказ об убийстве гражданина из другой страны на ее территории, особенно если это имеет какое-то отношение к Великобритании, мог быть отдан только одним человеком».

«По словам Тэма, когда Литвиненко спросили, кто этот человек, он сказал следователю: «Этот человек - президент Российской Федерации Владимир Путин. И, конечно, сейчас, пока он все еще президент, вы не сможете преследовать его в судебном порядке, потому что он президент огромной страны, набитой ядерным, химическим и бактериологическим оружием. Но я совершенно не сомневаюсь, что едва в России сменится власть или когда первый офицер российских спецслужб перебежит на Запад, (...) он скажет, что я был отравлен российскими спецслужбами по приказу Путина», - говорится в статье.

В своем заявлении в начале заседания судья Оуэн поклялся провести «полномасштабное и независимое расследование» обстоятельств смерти Литвиненко.

«Оуэн говорил на предыдущих заседаниях, что видел доказательства, которые означают, что «при отсутствии доказательств в пользу противного» Литвиненко был убит российским государством», - пишет газета.

Теперь Оуэн сказал, что рассмотрит доказательства, которые имеют к этому отношение, но по соображениям безопасности они будут заслушаны на закрытом заседании.

«На расследовании смерти прозвучало утверждение, что Путин приказал убить Александра Литвиненко» - таков заголовок другой статьи в The Guardian. Адвокат Эммерсон сказал, что Литвиненко пал жертвой «ужасающего» политического убийства, пишут журналисты Люк Гардинг и Эстер Эддли. «Он заявил, что Москва решила заткнуть рот Литвиненко после того, как он пригрозил разоблачить связи Путина с крупнейшей в Европе организованной преступной группировкой», - говорится в статье.

«Как утверждается, два бывших сотрудника КГБ, Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун, убили Литвиненко, встретившись с ним 1 ноября 2006 года в отеле Millennium. Они добавили в его зеленый чай радиоактивное вещество - полоний-210», - пишут авторы.

Газета цитирует слова Эммерсона: «След полония ведет не просто из Лондона в Москву, но и прямо к двери кабинета Владимира Путина». «Это расследование должно сорвать с Путина маску, показать, что он всего лишь обычный преступник, переодетый в главу государства», - добавил адвокат.

Адвокат расследования, королевский адвокат Робин Тэм, изложил данные судебно-медицинской экспертизы, которые ранее держались в секрете. По словам Тэма, в течение нескольких недель перед смертью Литвиненко Луговой приезжал в Лондон трижды, а Ковтун - дважды.

«За две недели до роковой встречи в отеле Millennium эти двое повидались с Литвиненко в офисе некой частной охранной компании на Гросвенор-сквер. Анализы выявили большое количество полония на столе и стульях, где сидели все трое. В тот вечер, позднее, у Литвиненко была рвота. При анализе его волос выяснилось, что в этот день, 16 октября, он впервые контактировал с полонием, хотя с гораздо меньшей дозой, чем вторая доза, которая его позднее убила», - говорится в статье.

Как утверждает газета, «полоний был найден во всех гостиничных номерах в Лондоне, где останавливались Луговой и Ковтун, а также на самолетном кресле, которое Луговой занимал, когда летел из Москвы, и в многочисленных других точках».

Тэм заявил: однажды «Луговой попытался «растворить» или «переместить из одного сосуда» полоний, после чего в его ванной в гостинице осталось массированное [радиационное] загрязнение», пересказывает газета.

Вот поразительное новое доказательство, пишут авторы: «Тэм предал огласке то, что Ковтун признался старому другу, что Москва прислала его убить Литвиненко». Ковтун приехал в Лондон с остановкой в Гамбурге, где ранее прожил и проработал (в том числе официантом в ресторане) 6 лет, сообщает газета.

«31 октября Ковтун встретился с бывшим коллегой. Они пошли прогуляться в увеселительный парк в Гамбурге. Ковтун спросил коллегу (в суде тот именуется псевдонимом D2), не знает ли он в Лондоне каких-нибудь поваров, которые могли бы «положить яд в еду или напитки Литвиненко». «Он [Ковтун] сказал, что у него есть очень дорогой яд». D2 слышал про некого повара в Лондоне и дал ему его телефон», - говорится в статье.

Как заявил Тэм, в разговоре Ковтун охарактеризовал Литвиненко как «предателя, у которого руки в крови, который заключал сделки с Чечней», пишет газета. «На следующее утро Ковтун вылетел в лондонский аэропорт Гэтвик. Согласно данным о телефонных звонках, в часы непосредственно перед отравлением Литвиненко Ковтун позвонил повару (на процессе тот фигурирует под псевдонимом C2) по мобильному телефону Лугового. Повар сказал Ковтуну, что занят», - говорится в статье.

Газета сообщает, что Лугового и Ковтуна попросят дать показания по видеосвязи из Москвы. «Они вряд ли согласятся», - считают авторы. В 2007 году британская прокуратура предъявила обоим обвинения в убийстве, они заявляют, что невиновны. «Эммерсон назвал «абсурдными» и «нелепыми» утверждения Лугового, что Литвиненко убила британская разведка либо что ответственность несет покойный олигарх Борис Березовский», - говорится в статье.

Эммерсон изложил возможные мотивы того, почему Кремль мог решить «ликвидировать» Литвиненко. Адвокат сказал: «Значительная часть российской организованной преступности организуется прямо из кремлевских кабинетов. Россия Владимира Путина - это мафиозное государство». «Как предположил Эммерсон, Литвиненко был убит за попытку разоблачить «эту гнусную и смертоносную коррупцию в рядах клики, окружающей Владимира Путина», - говорится в статье.

Газета утверждает: в одной из своих книг Литвиненко «зашел еще дальше, обвинив Путина в связях с тамбовско-малышевской бандой, одной из самых могущественных в России ОПГ».

«По словам Эммерсона, Литвиненко дал полезную информацию испанским следователям и разведке и мог дать показания в испанском суде о связях между Путиным и бандой», - говорится в статье.

На расследовании впервые был заслушан рассказ самого Литвиненко о случившемся в отеле Millennium. «Он несколько раз беседовал со следователями, находясь в отделении интенсивной терапии в больнице Университетского колледжа», - пишет газета.

Согласно выступлению Тэма в суде, Луговой провел Литвиненко в бар Pine. На столике уже стоял чайник. Официант спросил Литвиненко, желает ли он что-нибудь выпить. Литвиненко отказался: его смущала цена. «Луговой сказал: «Тут еще осталось немного чаю». Литвиненко заявил полицейским: «Я налил чаю из чайника. Там оставалось совсем немного, на дне. Он был уже холодный. Я глотнул чаю, примерно три или четыре раза. Он мне почему-то не понравился», - пересказывает газета то, что Тэм изложил на заседании.

«Литвиненко сказал, что осознал: происходит «что-то странное», - пишет газета. По сообщению издания, затем к ним в баре присоединился Ковтун.

Луговой ушел - он направлялся на футбольный матч. «Вместе с ним в Лондон прилетела его семья. Уходя, Луговой привел своего 8-летнего сына для встречи с Литвиненко», - говорится в статье. Литвиненко вспоминал: «Луговой сказал: «Это дядя Саша. Пожми ему руку». Мы пожали друг другу руки, и он ушел», - пишет издание.

Луговой заявлял: присутствие его жены и детей доказывает, что он не убийца, невероятно, что он стал бы ими рисковать. Но Эммерсон полагает: двое россиян не знали, какого типа яд они везут, не знали, что он радиоактивен.

«Расследование смерти Александра Литвиненко: в суде заявили, что смерть экс-сотрудника спецслужб была «актом ядерного терроризма, создавшим риск для тысяч человек» - цитирует слова Эммерсона в заголовке Independent. Журналист Ким Сенгупта называет убийство Литвиненко «одним из самых ужасающих и необычайных в новейшей британской истории».

«Начало заседания было острым: российского президента обвинили в том, что ради убийства Литвиненко (бывшего сотрудника КГБ, которого Кремль стал считать предателем) он развязал «акт ядерного терроризма на улицах крупного города», в результате чего могли бы погибнуть тысячи людей», - говорится в статье.

Эммерсон заявил, что это «неописуемое варварство» было совершено, чтобы скрыть злокачественную коррупцию на высшем уровне российской иерархии.

Газета комментирует: расследование смерти Литвиненко «с самого начала касалось чего-то намного большего, чем некое преступление». Британское правительство долгое время через суд сопротивлялось проведению расследования, но передумало, когда отношения России с Западом начали портиться.

Эммерсон утверждал: Литвиненко «разоблачил ряд серьезных правонарушений Путина и его союзников. Он был убит отчасти в порядке политической мести за то, что высказался, отчасти в назидание другим, а отчасти, чтобы не позволить ему дать свидетельские показания на разбирательстве уголовного дела в Испании - на разбирательстве, которое могло бы обнажить связь президента Путина с неким организованным преступным синдикатом».

Литвиненко также работал на спецслужбы - британскую MI-6 и некую испанскую, пишет автор. Официальные лица России обвиняют западные спецслужбы в попытке ложно обвинить российское руководство.

«В первый день на заседании были поведаны истории о российской и британской разведке, русской мафии и кровавых полях Чечни. В интригах были замешаны, в том числе, бывший чеченский лидер Ахмед Закаев и Борис Березовский», - говорится в статье. На заседании было сообщено, что на одном из этапов Березовского тоже обвинили в причастности к убийству Литвиненко.

Источник: inopressa.ru



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Минулої доби на ворожі провокації українські підрозділи вогонь у відповідь не відкривали. Бойових втрат серед наших підрозділів немає

подробнее
Конфликты и законы © 2008-2020.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.