Царевич украинской Фемиды уверена: без нее - суды умрут

perehovuvalas tsarevuch

 
Судебная система в Украине со времен януковича осознала свою полезность власти и нужным людям. И судьи, подражая средневековой римско-католической церкви, начали также выдавать за деньги своеобразные индульгенции, точно зная: кого засудить, кого – оправдать.


Судья Царевич, не смотря на еще юный для судьи возраст, усвоила: раз власти нужно, судейская мантия не только поспорит с законом, но и Фемиду научит правильно судить. И потому, когда власть януковича начала личные разборки с неугодными оппонентами, в то время когда более опытные судьи, боясь за свою репутацию, не ввязывались в скандальные и дурно пахнущие судебные процессы, более напоминавшие уничтожение оппонентов чужими руками, с удовольствием стала власти помогать.

Не исключено, что нынче она в свое оправдание скажет слова героини фильма «Место встречи изменить нельзя»: «Не для себя старалась, за долю малую», но какова эта доля была в финансовом эквиваленте, теперь уже будут доказывать правоохранительные органы.

Но Царевич – духом не падает. Теперь факт расплаты за издевательство над украинской Фемидой Царевич назвала преследованием судебной системы. Именно так одиозная мадам прокомментировал «Українським новинам» известие о том, что председатель Верховного суда поддержал представление Генеральной прокуратуры о предоставлении согласия на ее задержание.

Судья Печерского районного суда Киева Оксана Царевич, видимо, не понимает, что не может издохнуть то, что давно померло и разложилось. Танцуя на костях правосудия, Царевич и ей подобные, разъезжая на Maserati и Infiniti, смотря честными глазами в камеру ТВ, утверждают, что живут на зарплату в шесть тысяч гривен. И она искренне не понимает, за что ее могут преследовать по закону, когда она сама этим законом вертела, как цыган солнцем?

Она удивлена таким решением Верховного Суда и считает свое преследование - абсурдным. Также она выказала обеспокоенность о своей безопасности и даже жизни. Относительно последнего, то власти следовало бы пристроить к Оксане Царевич охрану, потому что в Украине не только суды нечистоплотны на руку, но и заказчики от януковича, дававшие таким как Царевич, четкие указания для решения суда. А как показывает украинская практика, лишние свидетели в Украине или дважды стреляют себе в голову, делая после смертельного выстрела контрольный, либо – выпрыгивают из окон.



Комментарии

  +0 #1 Владимир, Одесса 04 марта 2015 г., 10:00:16
Не смешите мои тапочки ! Никто из здравомыслящих людей в Украине не верит в то, что таких судей КОГДА ЛИБО посадят за решетку! Их же будут судить такие-же ублюдки как она сама! Так что не нужно ей организовывать охрану - пусть ее мочат свои... Не мешайте им делать правое дело.

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Последние новости

У Міністерстві оборони відбувся щоденний церемоніал вшанування полеглих захисників України. Дзвін Пам’яті пролунав шість разів

подробнее

Опрос

Нужно ли объявить импичмент Зеленскому за посягательства на Конституцию?

Конфликты и законы © 2008-2020.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.