Друг Березовского считает, что олигарха задушили

bab cmert

 
Бывший замдиректора «Аэрофлота» Николай Глушков, являвшийся другом олигарха Бориса Березовского, утверждает, что бизнесмен не покончил с собой, а был задушен. Об этом сообщает газета The Guardian.


Бывшая жена Березовского Галина, которая прибыла на опознание, рассказала, что рядом с телом покойного был обнаружен шарф. При этом в полиции утверждают, что пока нет оснований подозревать, что в смерти олигарха кто-либо замешан.

Тело Березовского было обнаружено в субботу 23 марта в ванной его дома в графстве Беркшир. Официальных версий гибели бизнесмена пока озвучено не было. Предполагается, что вскрытие, которое поможет установить точную причину смерти бизнесмена, состоится сегодня 25 марта, сообщает ИТАР-ТАСС.



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Центр оперативного інформування: огляд подій у районі проведення операції Об’єднаних сил з 17 по 23 січня 2022 року

подробнее
Конфликты и законы © 2008-2022.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.