​Диктатура вакцинации, или Почему правительства и ВООЗ игнорируют логику и нарушают Нюрнбергский кодекс?

Практически в каждой стране, как и в Украине, есть статья в законе или конституции, запрещающей эксперименты над людьми. В Украине это - статья 28 Конституции Украины, гласящая: «каждый имеет право на уважение его достоинства. Никто не может быть подвергнут пыткам, жестокому, нечеловеческому или унижающему его достоинство обращению либо наказанию. Ни один человек без его добровольного согласия не может быть подвергнут медицинским, научным или иным опытам».


Однако на практике весь мир наблюдает совершенно противоположное: во всех странах, правительства пошли на запугивание и шантаж граждан, вплоть до лишения права работать и попадать в общественные места, если человек не согласиться на медицинский эксперимент, за который ни правительства, ни производитель препарата ответственности не несут.

Вот уже полтора года мир запугивают ковид и последствиями. Но если изначально говорили о введении препарата в качестве прививки, как о панацее, чтобы не заболеть, то теперь на фоне, например, Израиля, где вирус бушует среди привитых, рассказывают, что прививку нужно сделать, чтобы не умереть. Но последнее утверждение на фоне статистики выглядит не только НЕУБЕДИТЕЛЬНО, но и похоже на откровенную манипуляцию, поскольку, несмотря на то, что более 70% населения этой страны были привиты, то, как сообщает «9 канал», на 15 августа «по сравнению с прошлой неделей резко возросло число контагиозных носителей опасной инфекции - с 28.329 до 44.730. Только за сегодня этот показатель увеличился на 848. Почти вдвое за минувшую неделю увеличилось и число тяжелобольных с коронавирусом. В прошлую пятницу их было 257, сегодня - 453. На треть стало больше и пациентов, находящихся при смерти. На прошлой неделе в критическом состоянии находился 61 пациент, сегодня - 97.

Значительно увеличилась и смертность: если с 30 июля по 6 августа от ковида и его осложнений умер 51 израильтянин, то за минувшую неделю жертвами эпидемии стали 76 граждан страны».

Из чего проистекают очень интересные выводы, если думать логически:

первый: те, кто был до вакцинации здоров, и, возможно, даже если и заболел, перенес бы легко, теперь в группе риска, и возможно - болеет;

второй: искусственное и насильственное заражение двумя вакцинами привело не к уменьшению заболевания, а к его всплеску;

третье: смертность, которая до проведения насильственной вакцинации была меньшей, теперь, уже среди вакцинированных — выше.

Логика и здравый смысл подсказывают, что когда происходит пожар, в него не подливают бензин. Но на практике весь мир наблюдает как раз противоположное, почему?

Более того, правительства всех стран, заявляя, что нет сговора и те, кто такое допускает, - конспирологи, ведут себя одинаково: сняв с себя и производителя ответственность, требуя от граждан якобы добровольного согласия, при этом добровольность игнорируют и идут на шантаж и запугивания, рассказывая, что тем, кто не сделает эту вакцину, будут ограничивать права, вплоть до права на работу.

Параллельно правительства идут на подкуп (обещая деньги или продукты тем, кто согласится привиться) или на принуждение. Так в чем же добровольность?

При этом СМИ, забыв не только о стандартах журналистики, но и обыкновенной логике, опустились до низкопробных желтых статей, называя тех, кто добровольно выбрал НЕ вкалывать в себя экспериментальную вакцину, а так же медиков, биологов и эпидемиологов, которые откровенно и открыто стали говорить, как, например, кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных заболеваний и клинической иммунологии Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина Александр Петрович Козлов, сказавший: уверенно утверждаю: 1 - вакцины от ковида - небезопасны; 2 - вакцины от ковида - бесполезны; 3 - мы ничего не знаем об отдаленных последствиях редакции человеческого генома; 4 - все вакцинированные через 6-12 месяцев НЕ БУДУТ иметь иммунной защиты от новых серотипов ковида, - антивакцинаторами. Хотя сербский эпидемиолог Зоран Радованович заметил: «если государство платит мне за то, что, как утверждается, делается для моего же блага, это подозрительно».

На фоне происходящего появляется Резолюция № 2361 (2021) Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) «Вакцины против COVID-19: этические, правовые и практические соображения», в которой есть раздел 7.3. в отношении обеспечения значительного охвата населения вакцинацией, в котором указано:

7.3.1. обеспечить информирование граждан о том, что вакцинация НЕ является обязательной, что никто не может подвергаться политическому, социальному или иному давлению для прохождения вакцинации, если они сами того не пожелают;

7.3.2. обеспечить, чтобы никто не подвергался дискриминации за то, что не прошел вакцинацию из-за возможного риска для здоровья или нежелания пройти вакцинацию.

Фактчекеры, сразу же, после появления резолюции, назвали ее фэйком, но не потому, что она поддельная или что ПАСЕ ее не принимала, а лишь из-за того, что резолюция носит рекомендательный характер и не имеет обязательной юридической силы.

Чем в определении фейков мотивируются фактчекеры, общество во всем мире уже понимает - цензурой, не сопоставимой с линией еще не названной, но достаточно много вливающей денег партии в раскрутку темы «ковид» под нужным углом. Поведение фактчекеров сопоставимо с цензорами из советского «Главлита», структуры, осуществляющей предварительную цензуру всех видов печатной продукции (тогда не было интернета), а также, как указано на сайте Энциклопедия всемирной истории: «Главлит воспрещал издание или распространение «антисоветских» произведений. Сегодня фактчекеры делают то же самое, но уже не в отношении «антисоветских», а в отношении «антиковидных» материалов, кои не вписываются в структуру правил современной, кем-то насаживаемой идеологии относительно освещения темы ковида и вакцинирования.

А чем мотивировалось ПАСЕ, принимая резолюцию? В этом вопросе ПАСЕ, структура, на которую среди прочего возложены и полномочия выборов судей Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), все же, понимая последствия, руководствовалась, видимо, Нюрнбергским кодексом - международным документом, регулирующим принципы проведения медицинских опытов над людьми, принятым после Второй мировой войны и Нюрнбергского процесса над немецкими врачами в 1947 году, которые, как известно, проводили бесчеловечные опыты над теми, кого содержали в концентрационных лагерях. И именно этот международный документ положен в основу законодательств большинства демократических стран именно для того, чтобы в истории не повторялись зверства нацизма, а «доктора менгеле» не получили возможность оправдывать свои зверства, прикрываясь тем, что эксперименты на людях - это достижение блага в неблагоприятных условиях, ведь сами концентрационные лагеря не были идеей врачей, а врачи просто заботились о будущем медицины. А тот факт, что такие опыты приводили к инвалидности и даже смерти испытуемых, как побочные эффекты экспериментов, - не очень их беспокоили.

Но что мы наблюдаем сегодня? В наше время практически все правительства, понимая, что нынешний эксперимент (а вакцина — экспериментальная, чего производитель и не скрывает) тоже может закончится на скамье подсудимых, как и для нацистских врачей, - избрали дивную тактику. С одной стороны, во всех странах, в том числе и в Украине, зная о Нюрнбергском кодексе, говорят о добровольности вакцинации, а с другой, сняв ответственность с себя и производителя и требуя от граждан письменное согласие, пошли на нарушение Нюрнбергского кодекса, главный пункт которого гласит: «абсолютно необходимым условием проведения эксперимента на человеке является добровольное согласие последнего. Это означает, что лицо, вовлекаемое в эксперимент в качестве испытуемого, должно иметь законное право давать такое согласие; иметь возможность осуществлять свободный выбор и не испытывать на себе влияние каких-либо элементов насилия, обмана, мошенничества, хитрости или других скрытых форм давления или принуждения; обладать знаниями, достаточными для того, чтобы понять суть эксперимента и принять осознанное решение».

Но правительства практически всех стран, рассказывая о добровольности, тем не менее, пошли на давление на общество, используя любые методы: от обмана и мошенничества до принуждения. Во Франции и Греции пошли еще дальше: введение принудительной вакцинации и даже запугивание тех, кто отказывается вакцинироваться, уголовной ответственностью. И это на фоне Израиля, где дважды вакцинированные заражают дважды вакцинированных. Есть ли логика в поведении властей на фоне массовых протестов граждан, не желающих быть подопытными кроликами? Тем более, учитывая, что формула: уколись, чтобы не заболеть, переросшая в формулу: уколись, чтобы не умереть, - не работает, поскольку после введение вакцины, по официальной же статистике, вирусом стали заражаться больше даже те, кто до вакцинирования был здоров, а после двух вакцин стали разносчиками вируса.

Логики в поведении большинства правительств, поставивших не на развитие медицины и лечения, а на принудительную вакцинацию, которая доказала, что провозглашенный лозунг: «уколись, чтобы не заболеть» - не работает, - непонятна, тем более, что она идет полностью вразрез с Нюрнбергским кодексом. Людей, которых желают насильно привить вакциной, не проинформировали ни о неудобствах и опасностях, связанных с проведением эксперимента, ни о возможных последствиях для физического или психического здоровья испытуемого, ни о том, что «ни один эксперимент не должен проводиться в случае, если есть основания предполагать возможность смерти или инвалидизирующего ранения испытуемого; исключением, возможно, могут являться случаи, когда врачи-исследователи выступают в качестве испытуемых при проведении своих экспериментов». Но ведь случаев смерти граждан после введения вакцины - много. Правда, власти утверждают, что смерть наступает не в результате вакцинирования, а это - летальный исход, совпавший по времени с вакцинацией вакциной. При этом, полтора года назад, когда люди умирали с ковид, тенденция была другой. Никто не говорил, что человек умер от тромбоза, а смерть совпала по времени со случаем заражения ковид, а утверждали, что человек умер как раз от ковид. Но двойные стандарты в одних и тех же вопросах с разной трактовкой сегодня навязываются гражданам в зависимости от того, как нужно осветить ту или иную информацию в выгодном свете для того, кто эту информацию публикует.

В принципе, происходящее в мире напоминает мошенничество, когда злоумышленник путем обмана или злоупотребления доверием желает получить что-то от жертвы. При этом правительства, как и мошенники, раскладывают бесплатный сыр в мышеловки, а многие граждане забыли, чем чреват любой бесплатный сыр.

Но, в принципе, все, что хотелось бы донести, так это то, что если кто-то желает при нынешних обстоятельствах, когда власть и производитель ПОЛНОСТЬЮ не несут ответственность за вакцинацию, а гражданин дает согласие, это - его право. Но когда нарушают права граждан, не желающих принимать участие в происходящем, и выбирают право переболеть, - никто не имеет право таких людей лишать их права это сделать, ибо насилие, шантаж или принуждение, это - повторение нацизма, который был осужден Нюрнбергским процессом.

Эксперименты над людьми посягают на самое дорогое, что есть у человека - его жизнь и здоровье. А потому хочется напомнить еще несколько пунктов из Нюрнбергского кодекса:

- эксперимент должен проводиться только лицами, имеющими научную квалификацию (а не политиками, как в Украине и в мире);

- в ходе проведения эксперимента испытуемый должен иметь возможность остановить его, если, по его мнению, его физическое или психическое состояние делает невозможным продолжение эксперимента;

- в ходе эксперимента исследователь, отвечающий за его проведение, должен быть готов прекратить его на любой стадии, если профессиональные соображения, добросовестность и осторожность в суждениях, требуемые от него, дают основания полагать, что продолжение эксперимента может привести к ранению, инвалидности или смерти испытуемого. А о смертях после вакцинирования говорят много.

А в остальном происходящее - это не забота о здоровье граждан. Это о чем-то другом, о чем большинство мирового сообщества еще не знает, но, как известно, все тайное ВСЕГДА становится явным. Тем более на фоне последней информации из США, когда, как сообщает theguardian.com,глава Оксфордской вакцинной группы Эндрю Поллард исключает общий иммунитет и ставит под сомнение необходимость дополнительных доз. Давая показания депутатам, профессор сказал, что тот факт, что вакцины не останавливают распространение Covid, означает достижение порога общего иммунитета среди населения «мифическим». «Проблема с этим вирусом, что это не корь. Если 95% людей вакцинированы против кори, вирус перестает передаваться, -заявил он всепартийной парламентской группе (APPG) по коронавирусу. - Вариант Дельта все равно будет заражать привитых людей».

Но вторая информация, пришедшая так же из США, еще интересней. На сайте americasfrontlinedoctors опубликовали вариант возможного контракта Pfizer с правительствами стран, а также комментарий эксперта по информационной безопасности Эдена Бибера относительно обнародованного стандартизированного шаблона соглашения Pfizer, который используется с относительно незначительными корректировками в разных странах. Из договора выплывает, что соглашение, заключенное между странами и Pfizer, не позволяет им разорвать контракт, даже если будет найдено лекарство для лечения COVID-19. При этом, договоры - конфиденциальные (не подлежат огласке), что не удивительно, поскольку в договоре, кроме снятия ответственности с производителя, есть замечательный пункт, гласящий: «если в вашей стране есть законы или нормативные акты, по которым Pfizer может быть привлечен к уголовной ответственности, вы соглашаетесь ИЗМЕНИТЬ ЗАКОН ИЛИ регламент, чтобы закрыть этот вопрос».

На этом сайте много интересной информации, прочтение которой вызывает много вопросов. Но, учитывая тот факт, что правительства разных стран ведут себя неадекватно, а Pfizer, по крайней мере в Украине, в 2017 году официально платил украинским экспертам Минздрава, среди которых и нынешний главный санитарный врач (что дает возможность предположить, что платилось так же и специалистам других стран, и, возможно, и в последующие года – так же), волей-неволей начнешь подозревать сговор между производителями вакцин и правительствами, особенно учитывая информацию на сайте americasfrontlinedoctors.

Потому хотелось бы напомнить властям, что служат они не фармкомпаниям, а людям, которые их избрали, а также, что в том же Нюрнбергском кодексе сказано: «обязанность и ответственность за выяснение качества полученного согласия лежит на каждом, кто инициирует, руководит или занимается проведением данного эксперимента. Это персональная обязанность и ответственность каждого такого лица, которая не может быть безнаказанно переложена на другое лицо».

Роксолана МАЙ, «Конфликты и законы»

Фотоколлаж с официальных инструкций вакцин



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Последние новости

Кількість порушень режиму припинення вогню з боку російсько-окупаційних військ склала 42 випадки, минулого тижня зафіксовано 58

подробнее

Опрос

Як Ви сприйняли розслідування Bellingcat щодо вагнергейту?

Конфликты и законы © 2008-2021.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.