Стратегия сокращения бедности от Всемирного Банка: в странах всегда крах

Стиглиц. Это такой ученый, лауреат Нобелевской премии, некогда главный экономист Всемирного Банка. Его не особо любят наши ньювасюковские либералы, и потому вы не встретите ссылок на его работы у новых лиц и экономических экспертов.

Всемирный Банк тоже теперь не особо любит Стиглица. ВБ уволил экономиста. Как отметил журналист Грегори Паласт, ведущий программы Би-би-си "Ньюснайт", выдержки из которой будут приведены далее, «ему не позволили тихой отставки: он был экскоммуницирован исключительно за выражение несогласия с глобализирующим стилем работы Всемирного Банка».

В этой программе ВВС Стиглиц говорит, что существует единственный план, прилагаемый ко всем. Каждой стране предлагается одна и та же программа из четырех пунктов - путь к раю свободного рынка.

Шаг первый - свобода "горячим деньгам". Шаг второй - свобода роста цен. Шаг третий - свободная торговля для всех. Шаг четвертый - где все и начинается - свобода все приватизировать.

«Журналист Паласт: Шаг второй - это то, что Всемирный банк называет стратегией сокращения бедности. В Танзании идея стратегии сокращения бедности состояла в том, что от правительства требовалось повысить цены на лекарства во время эпидемии СПИДа.

В Боливии стратегия сокращения бедности состояла в требовании поднять стоимость воды. В итоге начались бунты.

В Эквадоре стратегия сокращения бедности включала в себя рост цен на газ на 60%. Страна взорвалась (ну надо же, какие взрывоопасные - у нас подняли в десятки раз - и ничего - тихо).

Бунты в Эквадоре не явились сюрпризом для Всемирного банка. Такой же была и генеральная стратегия для Эквадора. Она говорит, что банк знал, что их планы привели к падению реальных зарплат и столкнули 51% населения за черту бедности. Бунты даже были в сценарии. Они говорили, что их планы приведут к социальным беспорядкам.

После приватизации следующий шаг - либерализация рынка капитала. Теоретически это должно позволить инвестиционному капиталу втекать и вытекать из страны. К сожалению, чаще всего деньги только вытекают — как это было в случае с Индонезией и Бразилией.

Стиглиц называет это циклом "горячих денег". Наличность приходит для спекуляций недвижимостью и валютой, но при первых признаках затруднений убегает назад. И когда это случается, то для стимулирования спекулянтов к возвращению национального фонда капитала МВФ требует от затронутых государств поднять интерес на вклады до 30%, 50% и даже 80%.

"Результат был предсказуем, — говорит Стиглиц. — Высокие проценты уничтожили цену собственности, жестоко обошлись с промышленным производством и истощили национальную казну."

В этот момент, согласно Стиглицу, МВФ принуждает захваченную нацию сделать шаг номер три: введение рыночных цен — забавный термин для поднятия цен на продукты питания, воду и бытовой газ. Это предсказуемо ведет к шагу номер три с половиной, который Стиглиц называет "МВФ-овским мятежом".

МВФ-овский мятеж болезненно предсказуем. Когда нация "опущена и вырублена, МВФ выжимает из нее последнюю каплю крови. Он прибавляет жару до тех пор, пока весь котел не взорвется", — как это было в случае, когда МВФ уничтожил продовольственные и топливные субсидии для бедной Индонезии в 1998 году. Индонезия тогда разразилась мятежами. Есть и другие примеры — боливийский мятеж из-за цен на воду в 2000 году и мятеж в феврале 2001 года в Эквадоре из-за цен на бытовой газ, навязанных Всемирным Банком.

Впрочем, экономический пожар имеет и свою светлую сторону — для иностранцев, которые могут теперь расхватать оставшееся после пожарной распродажи имущество банкротов.

Теперь четвертый шаг — свободная торговля. Это — свободная торговля по правилам Всемирной Торговой Организации и Всемирного Банка, которые Стиглиц сравнивает с Опиумными войнами, "которые тоже велись за "открытие рынков".

Как и в XIX веке, европейцы и американцы сегодня сносят торговые барьеры в Азии, Латинской Америке и Африке, одновременно баррикадируя собственные рынки против сельхозпродукции из Третьего мира. В Опиумных войнах Запад использовал военные блокады. Сегодня Всемирный Банк может прибегнуть к финансовой блокаде, которая так же эффективна и, порой, так же смертельна.

По поводу планов МВФ/ Всемирного Банка у Стиглица есть два соображения. Во-первых, поскольку эти планы были выработаны в секрете и инспирированы абсолютистской идеологией, закрытой для дискурса или критики, они "подрывают демократию". Во-вторых, они не работают".

"Это немного напоминает Средние века, — говорит Стиглиц. — Когда пациент умирал, врач говорил, мол, да, мы остановили кровотечение слишком рано: ведь у пациента еще осталось немного крови!"

Виктория Иванова, facebook.com



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Возможно, ваш будет первым?

Добавить комментарий

Новости от Киноафиша.юа
Загрузка...
Загрузка...

Минула доба стала першою з 27 липня 2020 року, коли на лінії бойового зіткнення збройні формування рф не провокували захисників України

подробнее
Конфликты и законы © 2008-2020.

Электронная версия всеукраинского юридического журнала «Конфликты и законы». Свидетельство о госрегистрации: КВ № 13326-2210Р от 19.11.2007 г. Полная или частичная перепечатка материалов сайта разрешается только после письменного согласия редакции. Внимание! Начиная с 21.11.2013 года (дня провала евроинтеграции с ЕС) редакция журнала «Конфликты и законы» (вопреки правилам правописания) оставляет за собой право публиковать слова «партия регионов» и «виктор федорович янукович» со строчной буквы. Также, начиная с 29.06.2016 года, редакция «КЗ» оставляет за собой право навсегда публиковать на своих страницах со строчной (маленькой) буквы слова (и образованные от них аббревиатуры) и словосочетания «москва», «россия», «российская федерация», «владимир путин», а вместе с ними и сокращение «роскомнадзор» (как и все прочие госучреждения рф), нарушив таким образом установленные правила правописания независимо от языков, на каких эти слова и названия публикуются. Это наше оружие в информационной войне с оккупантом.